ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

А.М. Наумов.

Управление культуры Администрации

Озерского городского округа Челябинской обл

 

Иртяшские городища Иткульской культуры

 

Озеро Иртяш расположено в северной части Челябинской обл. и находится в пределах предгорий восточного склона Уральских гор. Гидрологию района определяет Каслинско-Иртяшская система озер. Наиболее крупными водоемами являются озёра Иртяш, Большая и Малая Нанога, Кызылташ, Большие и Малые Касли, Киреты и другие. На берегах озера и его окрестностях наиболее яркой категорией археологических объектов являются укрепленные поселения, которые получили название Иртяшские городища.

Иртяшские городища – это комплекс памятников поселенческого типа раннего железного века и средневековья, расположенный по берегам Каслинско-Иртяшской системы озер. К этому комплексу необходимо отнести не только городища, но и неукрепленные поселения, рудники, производственные и ритуальные места. Обилие и характер памятников было обусловлено благоприятной географической и геологической ситуацией – разнообразием рельефа, разветвленной системой озер и рек, богатством флоры и фауны, достаточными запасами природных ископаемых: кремня и яшмы, медной и железной руды. Массовому заселению территории также способствовало пограничное расположение между лесом и степью, между кочевым и таежным миром.

Первые упоминания о древних поселениях на берегах оз. Иртяш относятся ещё к концу XVII в. Первое детальное описание Иртяшских городищ составил в 1770 г. П.С. Паллас. В 1887 г. предпринимаются раскопки под руководством Д.Н. Анучина. В 1891-1894 гг. на Иртяшских городищах проводил исследования член Императорской Археологической комиссии В.Г. Дружинин. В 1938 г. на Иртяшском городище производит раскопки П.А. Дмитриев. Изучение памятников на территории г. Озёрска возобновились в начале 90-х гг. XX в. С 1993 по 2002 гг. работы по изучению древностей г. Озерска проводил А.Г. Гаврилюк. С 2002 г. исследования Иртяшских городищ проводятся под руководством автора.

 

Культурно-временная характеристика.

Иртяшская группа памятников иткульской культуры относится ко второму этапу функционирования культуры и датируется второй половиной VI – IV вв. до н.э.(1, 2). Из всей группы памятников Иртяшское II городище является наиболее древним, остальные памятники датируются V – IV вв. до н.э. По всей видимости, Иртяшское II городище стало центром распространения иткульского влияния на оз. Иртяш. Причем первоначально площадки Иртяшского I и Иртяшского II городища были заняты представителями гамаюнской культуры. После некоторого времени существования гамаюнские поселения были уничтожены, о чем говорят следы пожара и разрушения. Почти сразу же эти площадки были заняты иткульцами и построены более мощные оборонительные укрепления. Прежние гамаюнские фортификационные сооружения были срыты и их остатки практически не фиксируются.

II этап функционирования иткульской культуры характеризуется появлением производственных площадок – городищ, в которых было сосредоточено металлургическое производство при отсутствии жилищных построек (1, 2). Таким производственным центром среди Иртяшских памятников стало городище Гусева Гора.

Площадка городища Шатанов I так же неоднократно обживалась, но в раннем железном веке иткульские и гамаюнские материалы располагаются в одном слое, не разделяясь стратиграфически. Соотношение иткульского и гамаюнского компонентов примерно равно, что вынуждает считать памятник иткульско-гамаюнским, результатом ассимиляции и слияния двух народов (3).

Городище Гусева Гора. Расположено на вершине острова близ южного берега оз. Большая Нанога. Высота площадки составляет 6 – 14 м. Городище обнесено рвом и валом. Площадь городища около 3500 кв. м. По совокупности находок, анализу планиграфии и стратиграфии памятник является двухслойным. Ранний слой относится к V – IV вв. до н.э. и существовал как мощный металлургический производственный центр в рамках иткульской культуры. Второй этап существования памятника относится к эпохе средневековья, создан представителями петрогромской археологической культуры (7).

Иртяшское I городище (Семеновское, Островки). Памятник расположен на небольшом островке Малый Семеновский, ранее бывшего мысом южного берега острова Моськин на озере Иртяш. Поселение площадью 1300 кв. м. занимает юго-западную оконечность острова и хорошо фиксируется благодаря остаткам укреплений вала и рва. Мощность культурного слоя составляет 0,5 – 1 м. По совокупности планиграфии, фортификации городища, анализу находок, памятник определяется как двухслойный (ранний этап – гамаюнский, поздний – иткульский). Памятник датируется V – IV в.в. до н.э. (7).

Иртяшское II городище. Расположено на мысовой террасе южного берега оз. Иртяш, в 2 – 2,5 км. к востоку от г. Озерск. Высота мыса над урезом воды составляет 4 – 6 м. Городище занимает возвышенную часть террасы и окружено с трех сторон (восточной, южной, западной) рвом. Городище имеет площадь около 2000 м. Памятник датируется VI – IV в.в. до н.э. и относится к гамаюнской (ранний этап) и иткульской археологической культуре (6, 7).

Городище Шатанов I. Памятник находится на северном мысу острова Шатанов в юго-западной части оз. Иртяш. Высота площадки варьирует от 4 до 7 м. Площадь памятника 2300 кв. м. Система укреплений представлена валом и рвом в напольной части, ограничивающими площадку с юга. Датировка памятника –V – IV в.в. до н.э. (7).

Фортификация и планиграфия Иртяшских городищ. На городищах Гусева Гора, Иртяшском I и Иртяшском II наблюдаются схожие приемы строительства оборонительных систем. На Гусевой Горе фиксируется одна перестройка фортификаций, на Иртяшском I и II городищах – две перестройки. На раннем этапе стены представляли собой, по всей видимости, частокольные конструкции с укреплением по внешней стороне каменными плитами и валунами. Рвы не несли серьезной оборонительной функции: были не глубокими и не широкими. На втором этапе существования памятников идет существенное усложнение оборонительных конструкций. Стены состоят из двух рядов горизонтально уложенных брёвен с вертикальными столбами – подпорками и внутренней забутовкой супеси со щебнем. Стены ставятся на развалы оборонительных конструкций предыдущего этапа. На втором этапе фиксируется эскарпирование террас. На II Иртяшском городище ров углубляется и расширяется, на Гусевой Горе сооружается более глубокий и широкий ров ниже по склону с валом по внешней стороне. На третьем этапе функционирования I и II Иртяшского городища оборонительная стена кардинально не изменяется и представляет собой так же два ряда горизонтально уложенных брёвен с забутовкой дерном. Как вариант возможно на втором и третьем этапах использование арматурных клетей – срубов в конструкции стены. По внешней стороне стена укрепляется каменными плитами, а склон холма щебнистой прослойкой. Ров теряет своё значение и частично засыпается (8).

На фоне сложных оборонительных конструкций фортификация городища Шатанов I является достаточно примитивной. Само место сооружения стены выбрано не совсем удачно – в распадке между холмов в основании мыса. Перестроек стены не зафиксировано. Вынутый из рва песчаный грунт послужил основанием и заполнением двухрядной стены, сложенной из весьма тонких бревен, или плетня. Ширина рва составляла 1,5 – 1,7 м. при глубине 0,2 – 0,3 м. от поверхности материка (7). Подобный ров и стена не могли служить серьезным препятствием и несли не оборонительную функцию, а скорее являлись данью сложившейся традиции ограждения поселка от внешнего мира, ограничения пространства.

Подобная ситуация проявляется и на других иткульско-гамаюнских памятниках–городищах Крассный Камень (4, 5) и Иртяшском VI («Беседка») (7).

Характер застройки памятников исследован пока недостаточно. На I и II Иртяшских городищах плотность застройки была довольно высока, и жилища строились вдоль стены, примыкая к ней, и имели производственно – жилой характер. Производственные постройки находились в центральной части Иртяшского II и в западной части у обрыва на Иртяшском I городище. На Гусевой горе наблюдается схожая ситуация. Единственная исследованная жилая постройка зафиксирована на краю площадки. Исследования внутренней части I и II Иртяшских городищ также позволило вычленить несколько строительных горизонтов. Определенного порядка в гамаюнской застройке не наблюдается.

На иткульском этапе жилища представляли собой наземные постройки с неглубокими котлованами. Конструкция их была, по-видимому, каркасно-столбовой. Второй строительный горизонт представлен наземными срубами с глинобитным полом и выделенным пристроем входа. Стены были с обеих сторон обмазаны слоем глины и покрыты слоем штукатурки. Интерьер жилища состоял из одного – двух очагов с дымоходом, сложенных из глиняных блоков.

На третьем строительном горизонте в результате развития строительной техники отпадает необходимость в обмазке срубов глиной, поэтому проследить планиграфию посёлков на этом этапе практически невозможно (8).

В исследованной части городища Шатанов I зафиксировано 6 построек. Они хаотично располагались в центральной части городища и представляли собой наземные прямоугольные срубы и каркасно-столбовые конструкции площадью 60 – 80 кв. м. Наиболее сохранившимся являлось жилище № 1. Южная сторона постройки, находящаяся ниже по склону, была укреплена каменной кладкой. Западная стена обмазана глиной, что дает основание предположить заделку щелей от ветра. Внутри жилища находились две печи, одна из которых была металлургическая, вторая могла носить производственно – бытовой характер. По размерам и конструкции жилища городища Шатанов I наблюдается схожесть в приемах домостроительства, выявленных на Иртяшском I и II городище на первом и втором строительных горизонтах. Таким образом, можно гипотетически говорить о некоторой синхронности памятников.

Вещевой инвентарь. В исследованных частях памятников были собраны значительные коллекции вещевого инвентаря, представленных орудиями труда, оружием, предметами быта, культовыми изделиями.

Иртяшское I городище. Находки: керамика, орудия труда, оружие, предметы, связанные с металлообработкой, разнообразные предметы культа и быта, посуда. Изделия выполнены из металла (бронза, железо), камня, глины, кости, талька. На поселении и за его пределами найдено большое количество костей животных и рыб. Найденная керамика по своему назначению разделяется на производственную и бытовую. Орнамент представлен гребенчатым и крестовым штампом, наколами, насечками, прочерченными линиями. Среди орудий труда выделяются изготовленные из бронзы наконечники стрел, ножи разных размеров и форм, каменные песты, молотки, грузила, керамические, глиняные, тальковые прясла, костяные проколки, глиняные и тальковые обломки литейных форм (7).

Иртяшское II городище. Находки представлены многочисленными продуктами металлургического и литейного производства, развалами сосудов (более 20) и фрагментами керамики (более чем от 200 сосудов иткульской, гамаюнской и других археологических культур), орудиями труда, оружием, предметами культа, выполненными из кости, камня, глины, бронзы и железа (7).

Городище Гусева Гора. Находки с данного памятника представлены развалами и фрагментами керамических сосудов, орудиями труда, предметами металлопроизводства, оружием, предметами культа. Изделия выполнены из металла (в основном железа, реже бронзы), камня, глины, кости, талька. На поселении и за его пределами найдено большое количество костей животных и рыб.

Найденная керамика по своему назначению разделяется на производственную и бытовую.

Производственная керамика характеризуется грубой лепкой, отсутствием орнамента. Как правило, это небольшие сосуды баночной формы с плоским или приостренным дном. На ней часто встречаются следы металла, шлака.

Бытовые сосуды выполнены более качественно. В тесте присутствуют тальк, песок, шамот, дресва, различные органические примеси. Орнамент наносился на верхнюю часть сосудов (венчик, шейка, плечики), но в некоторых случаях орнаментом покрывалась и донная часть. Рисунок наносился гребенчатым штампом, наколами, насечками, прочерченными линиями.

Среди орудий труда выделяются изготовленные из железа серп, ножи разных размеров и форм, удила; каменные песты, молотки, грузила; керамические, глиняные, тальковые прясла; костяные проколки; глиняные и тальковые обломки литейных форм. Оружие представлено костяными и бронзовыми наконечниками стрел, костяным наконечником копья (7).

Городище Шатанов I. В исследованной части памятника было найдено значительное число находок, представленных орудиями труда, фрагментами бытовой и производственной посуды, отходами производства, предметами культа. Вещи изготовлены из камня, глины, талька, бронзы и железа. Изделия из камня – кремневые орудия труда (ножевидные пластины, скребки, нуклеусы, наконечники стрел), гранитоидные и песчаниковые грузила, инвентарь, связанный с производством металла (песты, точильные плитки, молотки) и тальковая мелкая пластика. Находки, изготовленные из глины и керамики: прясла, плавильные чаши и посуда.

В исследованной части памятника были обнаружены свыше 200 сосудов (25 развалов сосудов). Иткульская посуда составила ≈ 58 % от общего числа. Большинство иткульских сосудов орнаментировано. Выделяется три орнаментальные зоны: по венчику и шейке, плечу и тулову, по дну. Орнамент представлен гребенчатым штампом, насечками, наколами, круговыми и ногтевыми вдавлениями. Черепки сосудов плотные, разной степени обжига, цветовая гамма варьируется от серого до красно-коричневого. Тесто всей керамики содержит добавки талька, слюды, шамота, дресвы и органических остатков.

Гамаюнская посуда ≈ 36 % от общего числа. Все гамаюнские сосуды богато орнаментированы. Орнамент представлен различными вариантами крестового штампа, волн и зигзагов, сдвоенными наколами - ямками по шейке сосуда, круговыми и треугольными вдавлениями. Черепки сосудов плотные, разной степени обжига, цветовая гамма варьируется от серого до красно-коричневого. Тесто содержит добавки слюды, талька, шамота, дресвы, органики.

Посуда, относящаяся к другим культурам РЖВ ≈ 6 % от общего числа. Относится к гороховской, саргатской, воробьевской, бархатовской (?) культурам.

Металлургическое производство Иртяшских городищ. В той или иной мере вопросы развития металлургии затрагивали все учёные, изучавшие иткульские древности, поскольку феномен культуры заключается в высокой степени развития металлургического производства иткульцев по сравнению с соседними культурами Урала в раннем железном веке. Наиболее полную характеристику и анализ металлургического производства в системе иткульской культуры был дан Г. В. Бельтиковой. Прежде всего, это очаг цветной металлургии, функционирующей в VII – III вв. до н.э. Масштабы и полнота производственного цикла зависели от близости к рудным источникам. Техника и технология металлургического производства были отработанными, устойчивыми и достаточно передовыми. Выплавка меди производилась в основном из окисленных руд (малахитовых и лазуритовых), но есть основания предполагать более сложную плавку сульфидных руд (халькопирит). Выплавка осуществлялась в горнах нескольких конструкций с искусственным поддувом. Набор иткульских изделий включает наиболее распространенные типы орудий труда, оружия, украшений, предметов культа и туалета (1, 2).

Гусева Гора. В исследованной части памятника на площади 417 кв. м. были зафиксированы 6 остатков теплотехнических конструкций (ТТК), часть из которых отнесена к категории металлургических печей. Из этих ТТК №№ 1, 2 и №№ 3, 6 выделяются конструкцией. Первая пара сложена из мелких и средних камней, вторая – однокамерные горны, построенные из глины на деревянных опорных столбиках, на выделенных площадках под навесами. ТТК №№ 4–5 располагались внутри жилищной постройки (8, 9).

В исследованной части городища и за его пределами в большом количестве встречены следы металлургического производства в виде шлака, отдельных кусков руды, пятен прокала, угля и золы, песты, «молоты», фрагменты производственной посуды. Но находки изделий металла крайне скудны: железный серп, колчанный крюк, пряжка; из случайных находок – бронзовый кинжал (находится в фондах ЛАИ ЧГУ).

Иртяшское I городище. В исследованной части памятника на площади 261 кв. м. были зафиксированы 18 остатков теплотехнических конструкций, отнесенных к категории металлургических печей. Вокруг всех печей фиксировались т.н. «рабочие площадки» - участки поверхности, насыщенные остатками металлургического производства. Большая часть ТТК (№№ 1-7, 9-10, 12, 14, 16) имела схожую конструкцию, с незначительными вариациями в размерах и ориентировках. Представляли собой вытянутые восьмеркообразной или овальной формы очертания развалов глиняных куполов печей, сложенных из серо-желтых глиняных сырцовых кирпичей, обмазанных того же состава глиной. Печи состояли из двух камер – топочной и, возможно, разогревной, донная часть камер от подстилающего слоя была отделена слоем бересты, служившего в качестве гидро- и теплоизолятора.

В ТТК № 1 – 6 поддув воздуха осуществлялся с западной стороны, основное – топочное отделение находилось в восточной части. В заполнениях печей единично встречались фрагменты иткульской керамики. По всей видимости, в подобных ТТК осуществлялась переплавка медных слитков (меднобронзового лома) и разлив металла в формы.

В исследованной части памятника в большом количестве встречены следы металлургического производства в виде шлака, отдельных кусков руды (малахит), слитков меди, обломков сопел, пятен прокала, угля и золы, пестов, фрагментов производственной посуды, литейных форм и сердечников для них. Находки изделий из металла представлены:

Медно-бронзовые – наконечники стрел (35 экз., из них 5 либо литейный брак, либо не доведены до рабочего состояния), ножи (7 экз.), фрагмент кельта, рукоятка (ножа?), сердечник литейной формы, различные украшения.

Железные – навершие кинжала, обломки лезвий ножей (8, 9).

Иртяшское II городище. В исследованной части памятника на площади 189 кв. м. были зафиксированы 10 остатков теплотехнических конструкций, отнесенных к категории металлургических печей. Часть печей относится к типу однокамерных горнов, с углублением донной части печи в материк. Вторая группа, по всей видимости, являлась ТТК, предназначенной для металлообработки, хотя и не исключается их бытовое назначение.

В исследованной части памятника в большом количестве встречены следы металлургического производства в виде шлака (крупные куски шлака «складировались» на краю рва), отдельных кусков руды (малахит, железная руда), всплесков меди, обломков сопел, пятен прокала, угля и золы, пестов, фрагментов производственной посуды, литейных форм.

Находки изделий из металла представлены: медно-бронзовые – наконечники стрел (2 экз., из них 1 с литником), ножи (5 экз.), фрагмент кельта, диск (прясло ?) из свинцово-галлиевого сплава.

Железные – топор, ножи (3 экз.), колчанные крюки (2 экз.), шила (2 экз.), долото (6, 8, 9).

Городище Шатанов I. В исследованной части памятника на площади 1161 кв. м. были зафиксированы 7 теплотехнических конструкций, отнесенных к категории металлургических печей. Все печи относятся к типу однокамерных горнов. Печи №№ 1-2, 4-7 практически идентичны – сложены из глины на деревянном каркасе – арматуре. Печь № 3 прекрасно сохранилась, после выплавки у нее была разобрана лишь верхняя часть. Представляла собой плотную земляную полусферу, прокаленную с внутренней стороны, с толщиной стенок 0,1 – 0,15 м.

В исследованной части памятника следы металлургического производства в виде пятен прокала, угля, золы, капель меди фиксируются только вблизи печей. Находки изделий, относящихся к металлургическому производству, немного – несколько пестов и обломков литейных форм. Находки изделий из металла представлены 5 ножами – медно-бронзовыми, железным и биметаллическим, бронзовым зеркалом с петлёй на обороте, кельтом, бронзовыми наконечниками стрел. Уникально нахождение группы плавильных чаш, как правило, представленных фрагментарно, две из которых реконструированы. Их нахождение, наряду с литейными формами, а также отсутствие шлака, как на городище, так и в ближайших окрестностях, позволяет говорить о наличии на памятнике только одной фазы производства – фазы металлообработки (7).

Реконструкция металлургического производства Иртяшских городищ. В металлургическом производстве выделяются три фазы: 1) подготовительная (добыча руды, выжиг угля), 2) фаза выплавки металла из руды, 3) металлообработка (разогрев ранее выплавленного металла и разливка по формам, доводка отливок до рабочего состояния). Все эти технологические фазы металлургического процесса в полной мере представлены на Иртяшских городищах.

Датирование Иртяшских городищ говорит о том, что самым ранним памятником являлось Иртяшское II городище (2 пол. VI в. до н.э.), в непосредственной близости от которого располагаются рудники Иртяш – 9 и «Мокрая Яма». Памятник имеет производственно–жилой характер, т.е на городище фиксируются остатки как металлургического производства, так и всесторонней жизнедеятельности коллектива. На раннем этапе функционирования Иртяшского II городища фиксируется 2 и 3 фазы металлургического процесса. Т.е. добытая на соседних рудниках руда (малахит) выплавлялась на территории самого городища или в непосредственной близости от него. А выплавленный металл на месте переплавлялся в литейные формы, и отливки доводились до рабочего состояния.

Иртяшское I городище, по всей видимости, является памятником переходного периода, от 1 ко 2 этапу функционирования иткульской культуры. Ранний иткульский слой на памятнике содержит незначительные следы 2 фазы металлургического процесса в виде редких находок малахита и шлака.

На позднем этапе фиксируется только 3 фаза производства – литейная.

II этап функционирования иткульской культуры характеризуется появлением производственных площадок – городищ, в которых было сосредоточено мощное металлургическое производство (2). Таким производственным центром среди Иртяшских городищ стала Гусева Гора. На памятнике фиксируются следы только 2 фазы металлургического производства – отдельные куски спекшейся руды, многочисленные находки шлаков.

На городище Шатанов I фиксируется только 3 фаза металлургического производства в виде находок плавильных чаш и литейных форм.

Анализ металлургических остатков на Иртяшских памятниках позволил реконструировать динамику развития металлургического производства.

По всей видимости, во второй половине VI века до н.э. Иртяшское II городище стало центром распространения иткульского влияния на оз. Иртяш. На данном поселении первоначально происходил полный цикл металлургического производства. С расширением иткульского присутствия и увеличением количества городищ происходит специализация поселений на металлургов и кузнецов-литейщиков. Примерная схема специализации поселений выглядит следующим образом. Добыча руды происходила на рудниках на перешейке между озерами Иртяш и Б. Нанога, там же, по всей видимости, происходил обжиг - обогащение руды. После чего обогащенная руда направлялась к плавильным центрам. Выплавка металла из руды осуществлялась на городище Гусева Гора и, возможно, в окрестностях Иртяшского II городища. Выплавленный на Гусевой Горе металл поступал на дальнейшую переработку на другие поселения, либо шел на экспорт. Металлообработка происходила на Иртяшских I, II и Шатановом I городищах, после чего готовый металл большинством шел на экспорт. Подобная схема специализации, достаточно передовая для того времени, обеспечивала производство металла, намного превышающего потребности иткульского населения. Причину ее появления следует искать за пределами ареала распространения иткульской культуры, и в первую очередь среди кочевого населения степи (8).

Влияние кочевого мира на развитие иткульского металлургического производства. Вопрос о взаимоотношениях номадов и оседлого населения поднимался неоднократно. Кочевники Южного Зауралья VII – VI в.в. до н.э. получали металл и изделия из него из металлургических центров Центрального Казахстана, однако поступления металла были не постоянными. Неспокойная обстановка в степи в конце VI в. до н.э. привела к «тотальной военизации» кочевнического общества (10). Увеличивается потребность в металле, а стремление к регулярности его поставок привели к тому, что уже во второй половине VI – V в.в. до н.э. номады Южного Урала обратили свой взор на ближайших его производителей в лице иткульских металлургов. Наблюдается следующая ситуация:

- преобладание зауральского (иткульского) металла в погребениях кочевников Южного Зауралья V – IV в.в. до н.э.(10).

- значительная доля в фаунистических остатках видов животных, характерных для степного хозяйства (овца, лошадь) (10).

Все это указывает на достаточно тесные торговые контакты населения леса и степи, где главными объектами меновой торговли являлись, с одной стороны металл, с другой - продукты кочевого скотоводства. Обращает на себя внимание совпадение по времени начала политической и военной активности кочевого населения степи и, как следствие, проникновение кочевников в лесостепь, и процесса становления иткульской культуры и функционирующего на его базе металлургического очага.

Таким образом, именно потребность кочевого мира в цветном металле определила становление и стимулировала дальнейшее развитие иткульской культуры, в т. ч. и возникновение специализации металлургического производства у иткульцев.

Источники информации:

1. Бельтикова Г.В. Иткульские поселения. //Вопросы археологии Урала. Свердловск, 1977. 2. Бельтикова Г.В. Развитие иткульского очага металлургии.// Вопросы археологии Урала. Екатеринбург, 1993. 3. Борзунов В.А. Зауралье на рубеже бронзового и железного веков. Екатеринбург, 1992. 4. Борзунов В.А. Иткульско-гамаюнское городище Красный Камень.// Вопросы археологии Урала. Свердловск, 1981. 5. Борзунов В.А., Новиченков Н.Н. Ранние укрепленные поселения финно-угров Урала.// Материальная культура древнего населения Урала и Западной Сибири. Свердловск, 1988. 6. Любчанский И.Э., Наумов А.М. Городище Иртяшское II// Материалы по археологии и этнографии Южного Урала. Челябинск. 1996. 7. Наумов А.М. Иртяшские городища.// Этнические взаимодействия на Южном Урале. Материалы II региональной научно-практической конференции. Челябинск, 2004. 8. Наумов А.М. Иртяшские городища иткульской культуры.// Архив ЛАИ ЧГПУ. Челябинск, Озерск, 1996. 9. Наумов А.М. Металлургическое производство Иртяшских городищ иткульской культуры.//Доклад на III региональной научно-практической конференции «Этнические взаимодействия на Южном Урале». Челябинск, 2006. 10. Таиров А.Д. Кочевники Урало-казахстанских степей и население зауральско-западносибирской лесостепи в начале эпохи железа// Этнические взаимодействия на Южном Урале. Материалы II региональной научно-практической конференции. Челябинск, 2004.

 

Памятники археологии оз. Иртяш.

П.С. Паллас
(Представлено автором)

Карта из отчёта В.Г. Дружинина 1892 г.
(Представлено автором)

Рудник Иртяш - 9.
(Представлено автором)

Городище Иртяш - 2.
(Представлено автором)

Металлургическое производство Иртяшских городищ.
(Представлено автором)