ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Н.Д. Хорошенина,

ветеран радиозавода, г. Касли.

 

Как я пришла на завод…

(Хлеб военного времени)

 

 Н.Д. Хорошенина

В лихую годину войны, когда отцы и старшие братья уходили на фронт,

миллионы советских детей и подростков шли на фабрики и заводы к станкам. Эта горькая доля не обошла и меня. Отец в сентябре 1941 г. ушёл на защиту Родины. Я в семье из 5-ти человек осталась за старшую, работоспособную. Мама – инвалид II группы, бабушка 80 лет и 2 брата 10-ти и 12-ти лет.

В школе я была круглой отличницей. В 1941 г. окончила 7 классов, начала учиться в 8-м, но проучилась до 24 ноября, а 25 ноября пришла на завод со свидетельством об окончании 7-ми классов и свидетельством о рождении. Никаких комиссий, как теперь, мы не проходили.

Профессию не выбирала, куда поставили, там и работала всю войну. Зачислили меня учеником фрезеровщика, что это за профессия я не знала. Начала с подсобных работ в цехе № 5, рыли ямы, долбили камни и кирпичи под бетон для станков. По прибытии оборудования во двор, мы со всех сторон впрягались в станок и тащили его по команде: «Раз, два – взяли». Таким образом станки «приходили» в цех, и мы их осваивали.

В первое время на токарно-фрезерный участок приходили взрослые парни, но вскоре и их ждал приказ о мобилизации. Трудовой коллектив в основном состоял из девчонок и мальчишек 14-ти и 15-ти лет. Первым мастером на токарном участке был Васильев, на фрезерном – Козлов. Учили нас так: ознакомят с чертежом, покажут, как надо сделать деталь, как закрепить, и работай, что неясно – спрашивай. Работала, в основном, на горизонтально-фрезерном станке, на вертикально-фрезерном – меньше, на токарном, как требовала работа. Работали на пределе по 12-14 часов, в две смены, без выходных и отпусков с максимальной отдачей физических сил и умственных способностей под лозунгом: «Всё для фронта – всё для Победы!»

Заботы военных лет легли на наши детские плечи. Условия работы были тяжёлые. Работали в телогрейках, с единственной «буржуйкой» на весь цех. При работе с эмульсией руки примерзали к металлу, а ноги – к полу. На трудности не жаловались, хотя подчас они становились сверх всяких сил. Трудно жили, голодали. Мыла не было, от мазутной грязи отмывались щёлоком. Чтобы зажать детали в тисках для фрезерования, на ручку тисков надевали отрезок трубы и всем своим весом зажимали. Нередко было так: на этой трубе повисали двое-трое.

Опоздания на работу даже в мыслях не допускали. Во время войны прогулов не было. За случайное опоздание судили, за опоздание на 21 минуту или в течение месяца три опоздания по 5-10 мин., давали год тюрьмы. Несовершеннолетним скидок не было. Случалось, что от постоянного недоедания некоторые падали у станков, в очередях, при ходьбе на улице. Что такое «голодный обморок» неоднократно пришлось испытать и мне. Помню и теперь: в глазах сделается черно, в голове появится какой-то шум, боль и все закружится, падаешь, уже ничего не помня. Всю войну было желание хотя бы картошки поесть досыта. В войну килограмм картошки на базаре стоил 70-80 руб., а булка хлеба –400-500 руб. старыми деньгами.

Хотя мы и выполняли не менее трёх норм, но денег получали мало, платили большие налоги и подписывались на заём. Во время войны у нас были премии: награждали талонами на промтовары и талонами в столовую, были и денежные премии.

Как собаки в упряжку, мы впрягались в большие цеховые сани и ходили в лес за дровами для цеха. Кроме работы на заводе, для дома на санках возили дрова из леса, ходили в поле копать мороженую картошку, собирать колоски, ловить рыбу. В Каслях люди жили по-разному. Одни от голода еле на ногах держались, опухали, другие –жирели. Мы в своём далеком от фронта уральском городке не слышали грохота орудий, не видели тех ужасов, которые творили фашисты, но почти каждый почувствовал, пережил все тяжести голодного, холодного времени.

ХЛЕБ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ –хлеб со всякими примесями, хлеб из затхлой муки, пополам с отрубями, чёрный, мокрый и тяжёлый. Норма на день работающим на заводе: литейщикам – по 1 кг, рабочим у станков – по 700 гр., служащим – по 500 гр., иждивенцам – 200 гр. (к ним относились неработающие старики и дети). В основном жили на картошке, но и её досыта не ели. Во время войны были суровые многоснежные зимы, а летом –проливные дожди. Картошка прела в земле. В пищу шла всякая зелень, крапива. В сентябре 1942 г. погиб мой одиннадцатилетний братик, его затоптали в очереди за хлебом.

За счёт сна готовили посылки на фронт, вязали носки, варежки, шили кисеты. Жили в постоянной тревоге за Родину и родных, находившихся на фронте. «Надо фронту –сделаем!» –таков был девиз каслинцев в тылу.

Победа! Победа! Победа! Радости не было предела. Приходим утром на смену и узнаём, что наступила Победа. Шум, крик, смех, объятия, слёзы горя и радости слились вместе. Выстояли! Дождались!

9-е мая 1945 г. Все вышли во двор. Посреди двора с раскрытыми бортами стоял грузовик, на который один за другим поднимались люди. День был пасмурный, моросил дождь. Как только на грузовик взобрался директор, из-за туч выглянуло солнце. Оно светило нам, пока продолжался митинг. Как в сказке! До сих пор хорошо помню. А с грузовика голос директора П.Н. Шматько: «И солнце радуется с нами!» Наша Великая Победа выстрадана душой и сердцем каждого советского Человека. Потому и выстояли, потому и победили, что каждый знал: его труд –вклад в общую Победу над врагом.

В прошлое ушли чёрные годы гитлеровского нашествия. Ушли для того, чтобы никогда больше не вернуться. Нелёгкими были и послевоенные годы. Выполнение нормы, работа на совесть стали законом жизни. Трудились так, чтобы быстрее залечить раны, нанесённые войной. Время –лучший целитель ран физических и душевных. Оно делало своё дело. Постепенно жизнь приходила в норму, сократился рабочий день, появились выходные, а позднее –отпуска. Отменили карточки. Появился коммерческий (пеклеванный) хлеб, это уже в 1947 г. Не верилось, что хлеб стали есть досыта. Я помню сладкий хлеб –послевоенный, теперешним пирожным не чета…

Память – самое святое, что присуще Человеку, и от неё никуда не денешься.

Фото из Летописи «История Каслинского радиозавода», 1991 г.

 

спальни саранск - вся актуальная информация у нас