ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

А.П. Мухин

 Наши в Праге

(«Изысканным» русским словам каслинской Клавы чехи аплодировали…)

 

За время работы вторым секретарем Каслинского горкома КПСС и председателем райкома профсоюза работников сельского хозяйства Каслинского района в период 1970 – 1990 гг. мне посчастливилось быть руководителем групп советских туристов (в основном это были селяне) почти во всех социалистических странах Западной Европы. Но особенно отложилась в памяти поездка в феврале 1989 года в Венгрию и Чехословакию.

Этот год был, по существу, последним годом мирного сосуществования т.н. стран социализма в Западной Европе. Хотя не была еще разрушена Берлинская стена, разделявшая Германию на ГДР и ФРГ, и до «бархатной» революции в Чехословакии оставалось более 10 месяцев. В декабре этого же 1989 года Чехословакия в результате мирного процесса демократического обновления разделилась на два государства: Чехию и Словакию. Но это было потом.

Хотя мы прибыли в Чехословакию 18 февраля, предчувствие этих новых революционных преобразований уже угадывалось во всем.

Наш  автобус после обеда прибыл в г. Нитра из Венгрии, остановился  у гостиницы «Гольф», скорее чем-то похожей на спортивный лагерь. Одноэтажное приземистое здание типа общежития, номера без всяких удобств на 4-х человек. Мы переговорили со старостой группы и размещаться категорически отказались. Благо в гостинице был телефон и я позвонил в наше советское представительство «Интурист» в Праге.

По условиям договора с Чехословацкой  турфирмой «Чедок», который был у меня, нашу группу должны были размещать в отелях 3-х звездочного типа, только в одноместных или двухместных номерах со всеми удобствами: телевизор, холодильник, телефон, радио,  душ – ванная, туалет.

Меня насторожило, что после неоднократных переговоров с нашим представительством «Интуриста» ничего не менялось. Мы продолжали сидеть на чемоданах, хотя уже приближалось время ужина. Я вынужден был позвонить в наше  советское посольство в Праге, и уже поздно вечером приехала представитель «Чедока», и мы переехали в приличную гостиницу «Нитра» в сосновом бору с великолепными условиями проживания.

При разговоре по телефону с секретарем нашего посольства в Праге он мне намеками пытался объяснить, что в Чехословакии назревают события 1968 года и мы должны вести себя как можно корректнее и осторожнее и не поддаваться ни на какие провокации.

Но мы со своими туристами в то время никого не хотели слушать. За нами стояла Великая страна – Советский Союз. Мы продолжали чувствовать себя победителями в Великой Отечественной войне и полными хозяевами в освобожденной Европе. И хотя в какой-то мере события 1968 года подпортили авторитет Советского Союза вводом наших танков в Прагу, виновными мы, рядовые россияне, себя не считали.

Наша группа туристов была скомплектована из рабочих сельского хозяйства Челябинской области: животноводов, механизаторов, руководителей и специалистов. В их числе были: бригадир свинофермы совхоза «Северный», заслуженный работник сельского хозяйства России Шукшина Клавдия Герасимовна и один из лучших директоров совхозов нашего района – руководитель совхоза «Тюбукский» - Жилин Игорь Николаевич.

Видимо, наша забастовка в первый день приезда в Чехословакию при размещении туристов, а также наши переговоры с секретарем Советского посольства в Праге положительно подействовали на сотрудников Чешской турфирмы «Чедок», и в последующие дни пребывания в городах Брно и Братислава все было в норме. Мы отдыхали, любовались старинными городами и замками, перенимали опыт чешских сельских кооперативов и с удовольствием пили знаменитое чешское пиво, которое у нас в России в те времена можно было достать только по великому блату.

По программе тура последние три дня у нас оставались на экскурсию по столице Чехословакии – Праге. В первый день побывали на Ольшанском кладбище. Возложили венки и цветы к памятникам русских и советских воинов, посетили русскую православную церковь, которая построена еще в 1901 году. Нас до глубины души  взволновала церковная служба на родном русском языке, чаепитие со служителями церкви и задушевная беседа. Мы горячо благодарили отца Илью и его помощников за образцовое содержание могил и памятников русских и советских воинов.

На второй день предусматривалась интересная пешеходная экскурсия по историческим местам Праги. Утром после завтрака к отелю подошел автобус и водитель сообщил мне, что у нашего гида-переводчика Карела ночью был сердечный приступ, и турфирма «Чедок» пообещала заменить Карела – гидом, специализирующемся только на Праге.

 Меня крайне встревожило это сообщение, так как мы с Карелом жили в отеле в соседних номерах и мне могли сообщить о случившемся еще ночью. Я высказал свои сомнения старосте группы, и в это время на шикарном лимузине приехал наш новый гид-переводчик. Это была сухощавая женщина. Она сухо поздоровалась с группой, представилась только по имени – Власта, не извинилась за получасовую задержку. Говорила по-русски с сильным акцентом и, вооружившись микрофоном, стала рассказывать и показывать в окна автобуса, какие огромные разрушения нанесли советские танки в 1945 году, а особенно в 1968 году их любимой Праге.

Мы с Игорем Николаевичем и Клавдией Герасимовной пытались остановить распоясавшуюся даму, но наши замечания только еще более злили и  заводили Власту. Я вынужден был остановить автобус и предупредить Власту, что мы высадим ее у Советского посольства. Она, видимо, поняла, что зашла слишком далеко, и нехотя, со злобными нотками в голосе пообещала, что будет себя вести корректно и спокойно. Мы ей поверили, и это была непростительная ошибка. Мне и в кошмарном сне не могло присниться, что Власта приготовила нам грандиозную провокацию на Карловом мосту.

В течение трех часов мы осмотрели исторические и архитектурные памятники Старого и Нового города, посетили Пражский град, замок Чешских Королей, собор Святого Вита и пешком спустились к Карлову мосту. Карлов мост – это великий памятник Золотой Праги (1357 год), памятник лучших времен, трагедии и славы Чехии.

Длина моста более полукилометра, ширина 10 метров, по обеим сторонам на специально сооруженных выступах его украшают 30 статуй и групп святых. В средине моста на специально отлитом пьедестале установлен металлический позолоченный крест. Говорят, что в стародавние времена у этого креста совершались казни, и человек, приговоренный к казни, творил у этого креста последнюю свою молитву.

Обо всем этом нам успела рассказать с мегафоном в руках гид-перевод-чик Власта. Вместе с этим она еще дважды повторила заранее отрепетированные фразы: «Советская армия в 1945 году пыталась взорвать Карлов мост, но ей помешали чешские патриоты». Это была явная ложь, и я несколько раз предупреждал Власту, чтобы она прекратила провокационные высказывания.

Был выходной день – воскресенье, на мосту было многолюдно, людские толпы двигались синхронно в обоих направлениях и никакой тесноты не ощущалось.

И вдруг, когда наша группа на середине моста поравнялась с позолоченным крестом, Власта поднялась на пьедестал креста и что - то громко по-чешски стала говорить в мегафон. Люди стали останавливаться. Из выкриков Власты более всего повторялись слова: «Оккупанты», «Захватчики», «Русские свиньи, убирайтесь в Россию».

Прошло всего 2-3 минуты, а толпа на средине моста продолжала прибывать с обеих сторон и теснить группу наших туристов к ограждению правой стороны моста. Меня подхватили под руки два молодых чеха и пытались оттеснить от основной группы туристов. Я успел зацепиться за скульптуру какого-то святого и громко позвал Жилина Игоря Николаевича, инженера-строителя из Тюбука Зайнетдинова Григория и Шукшину Клавдию Герасимовну. Рядом со мной были механизаторы из Троицкого района.

Власта продолжала что-то говорить по мегафону. Наша задача была в первую очередь забрать мегафон у Власты, с чем успешно справились Луценко Владимир и Зайнутдинов Григорий (туристы нашей группы). Я до хрипоты пытался уговорить чехов не поддаваться на провокацию, уверяя, что мы их друзья, мы простые сельские туристы и нет нашей вины в событиях 1968 года, и в том, что Советские войска до сих пор находятся в Чехословакии.

Я был уверен, что чехи в большинстве своем понимают русский язык и нормально среагируют на мое выступление. Но все было тщетно. Власта и без мегафона с группой молодых людей, окружавших ее, продолжали накалять страсти. Они продолжали повторять заученные фразы и слова: «Захватчики, оккупанты, свободу чешскому народу, русские свиньи, убирайтесь домой».

Я левой рукой обнимал скульптуру святого, а в правой держал мегафон, смотрел с высоты моста на спокойно текущую внизу Влтаву, на многотысячную толпу чехов, собравшихся на мосту, и вдруг отчетливо понял, что я выдохся и что-либо сказать этим людям больше не могу.

Ближе всех ко мне стояла Клавдия Герасимовна и одна из первых поняла мое стрессовое состояние. Она пыталась взять у меня мегафон, а я как ребенок с дорогой игрушкой, никак не хотел с ним расставаться. Тогда она попросила Жилина Игоря Николаевича, и он буквально вырвал мегафон из моей окаменевшей руки. Эта встряска вернула меня к реальной действительности. Я сошел с выступа «святого» на мосту, а Клавдия Герасимовна встала на мое место.

Без всяких предисловий, чисто по-деревенски, как она это повседневно делала на своей ферме, она стала стыдить собравшуюся вокруг нас толпу чехов. Вместо благодарности за то, что наши русские солдаты принесли вам свободу и сложили свои головы, вы без стыда и совести называете нас русскими свиньями. Мы ваши гости, простые крестьяне с Урала, и негоже нас так встречать. В это время Власта со своими подонками по-прежнему продолжали провокационные выкрики.

И тогда, обращаясь прямо к ней (благо она была рядом), Клавдия Герасимовна ввернула в адрес зарвавшейся провокаторши такие емкие русские народные выражения (к сожалению, непечатные), которые без перевода хорошо знают во всех странах мира, что Власта мгновенно умолкла, а чехи    заулыбались и стали аплодировать нашей Клаве.

Напряжение стало постепенно спадать, народ поспешил по своим житейским делам, на левый и правый берег Влтавы. Исчезла в неизвестном направлении и наша гид-провокатор. Больше мы ее не видели.

О происшедшем инциденте я подробно написал в Советское посольство в Праге и в нашу организацию «Интурист» в Москве.

Шукшина Клавдия Герасимовна – ветеран труда, Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации, награждена многими орденами и медалями СССР, отличная мама и бабушка. До недавнего времени работала заведующей фермой в родном хозяйстве «Северное».

О таких женщинах писал великий русский поэт  Н.А.Некрасов:

«Коня на скаку остановит,

 В горящую избу войдет…»

 

евроремонт квартир королев