ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Г.М. Коровин, г. Касли

Первые каслинскиеврачи Волянские

Первым дипломированным врачом на Каслинском заводе (с 1872 г.) был Адам Петрович Волянский. Родился он в г. Вильно 3 апреля 1836 г. в семье дворян без имения. Не имели имения и родители его жены.

25 июня 1859 г. А.П. Волянский окончил курс наук в Киевском Императорском Университете Святого Владимира и был удостоен степени лекаря (1). 3 мая 1862 г. ему присвоено звание участкового врача. С 1859 г. он был вольно практикующим врачом в Тамбове, с 1861 г. - Вилейский участковый врач, с 1866 г. - городовой врач в Богучарах, с 1871 г. – Воронежский городовой врач. С 1 мая 1872 г. по 1 февраля 1876 г., с 1 мая 1878 г. по 1 марта 1879 г. и с 10 января 1883 г. по 1904 г. – участковый земский врач Каслинской больницы (2). Нет сведений, где работал и работал ли А.П. Волянский в перерывах между тремя последними промежутками времени.

А.П. Волянский был человеком римскокатолического вероисповедания. Имел «…истинно бронзовую медаль в память усмирения … тифа 1863-1864 гг.». Указом Правительственного Сената от 4 сентября 1864 г. произведен в титулярные советники, а Указом того же Сената в апреле 1867 г. введен в чин коллежского асессора. С 12 января 1868 г. за выслугу лет – надворный советник.

Другие анкетные данные, хранящиеся в его личном деле, начатом 28 января 1882 г. и оконченном 28 января 1904 г., говорят о том, что Волянский в походах против неприятеля, в штрафах, под следствием и судом, в отпусках за все время службы и в отставке – не был. Имеет документы: диплом на степень лекаря и уездного врача (3), а также удостоверение члена Уральского Медицинского Общества (4).

К сожалению, даже в таком солидном и уважаемом издании как «Записки Уральского Медицинского Общества в Екатеринбурге» за 1905 г. – вкралась досадная ошибка. Цитирую часть этого текста, посвященного ушедшему тогда из жизни А.П. Волянскому: «… в 1872 г. переехал на Урал, где занимал место в Кыштымском заводе, а затем последние 6 лет в Каслях. Умер 10 января 1904 г.». (О дате смерти см. ниже – Г.К.).

Работал ли Адам Петрович в Кыштыме, у меня сведений нет, а то, что он работал в Каслях (с перерывами) около 26, а не 6 лет – приведенные выше анкетные данные, подтверждают. Видимо, в типографии вместо «26» ошибочно набрали «6» и никто этого не заметил.

У А.П. Волянского была жена – дворянка Амалия Шмидт, сын Адам и две дочери. Жалованье у него было 1800 рублей в год, сведений об увеличении его не выявлено.

В Государственном Архиве Свердловской области хранится «Отчет по Каслинскому врачебному участку с августа 1886 г. по август 1887 г.» (5), подписанный земским врачом А.П. Волянским. В территорию врачебного участка входило 49 селений с числом жителей 52 983 человека. В составе участка было 7 волостей: Каслинская, Кыштымская, Рождественская, Куяшская, Воскресенская, Карабольская (за искл. дер. Иткуль). Название седьмой волости в документе почти стерлось.

В «Отчете…» кратко описаны «Три эпидемии на участке». Сифилиса было 227 случаев, из них обслужено врачом 94, остальные – фельдшерами. В больнице лечились только 10 из них. Остальным приходилось «за неимением особого помещения» лечиться дома. Кори было 17 случаев, первый в апреле 1886 г., последний 20 мая этого же года. «Кровавым поносом» переболело 93 человека с 2 июля 1887 г. в течение 52 дней. Умерло от «поноса» 9 человек, от кори – 1.

Всего за год зарегистрировано более 20 тысяч первичных больных. Третью часть из них обслуживал врач, остальных – фельдшера. Двадцати тысячам больным оказано более 40 тысяч пособий.

Более одной трети среди всех обратившихся составляли инфекционные больные.

Среди них: катар желудка и кишок – 1822, тифы – 1019, перемежающаяся лихорадка – 958, кровавый понос – 268, коклюш – 168 и др.

Среди неинфекционных заболеваний было: болезней кожи и подкожной клетчатки – 4615, болезни органов дыхания – 1903, травмы – 1643, болезни костей и суставов – 875, болезни головного и спинного мозга – 700, ревматизм суставов – 609, болезни органов зрения – 557, глисты – 309 и др.

В 1889 г. на Каслинском участке «… в заводе была больница на 8 кроватей и родовспомогательный приют на 4 кровати» (6). В течение года здесь лечилось 193 человека (в т.ч. 43 роженицы), что составило к количеству амбулаторных больных 1:35. Выписано: с выздоровлением 89%, без облегчения 5,8%, умерло 5,2%. Выписаны без облегчения: паралич половины тела – 2 чел., хроническое воспаление яичников – 2, чахотка – 1, сифилис – 1, рак матки – 1. Среди умерших: с повреждением головы – 2 чел., хроническая Брайтона болезнь – 2, чахотка – 1, старческое изнурение – 1, цирроз печени – 1, перитонит – 1, доставлены в агонии – 2.

Проведено больными в больнице за год 3571 сутки, среднее число дней на одного больного – 18,5, в т.ч. наибольшее – 97,0, наименьшее – 1,0. Среднегодовое количество больных – около 10, максимум – 24, минимум – 4. Из общего числа лечились заводских - 36, провели они 769 суток. Средняя стоимость содержания 1 больного с отоплением, освещением и прислугою – 6 рублей 50 копеек, а стоимость суток одного больного – около 42 копеек.

Оперативных случаев было 28, в т.ч. ампутация плеча – 1, ампутация среднего пальца руки – 1, извлечение казенной части ружья вследствие его вдавления в лобную кость до мозга (после взрыва ружья) – 1, извлечение из бедра револьверной пули – 1, вскрытие заднепяточного нарыва – 1, извлечение инородных тел – 10, переломов простых – 5, вылущивание опухолей – 2.

Судебно-медицинских вскрытий сделано – 10, освидетельствований – 57.

При правильных родах помощь оказывается акушеркой, при неправильных – врачом. Кроме того, в селе Рождественском правит повитуха Чуфарова. Общее число рожениц было 43, они провели в приюте 135 суток. Правильных родов – 40, неправильных – 3. Акушерских операций было 3. В «домах» была оказана акушерская помощь: правильных родов – 28, неправильных – 1, преждевременных – 3, выкидышей – 2, акушерских операций – 1, мелких акушерских пособий – 150. Кроме того, «Рождественской повитухою принято родов 8, а выделений последа – 4».

За истекший год на медикаменты было ассигновано 869 рублей, но уже в последней трети года обнаружился недостаток медикаментов – оказался недостаток в 30-ти самых необходимых лекарствах. На будущий год (1887 г.) на медикаменты будет выделено 569 рублей, а количество больных и пособий увеличится.

В Земских ведомственных структурах, в печати тех лет активно обсуждался вопрос о введении платного лечения в больницах. В «Отчете…» А.П. Волянский по этому поводу пишет:

«1. Экстренным больным лекарства отпускать придется все равно бесплатно.

2. Немало больных, которые принимают лекарства по году и более. Для них оплата будет непосильной.

3. Надо, чтобы больных бесплатно лечили независимо от того, где заболел, а не только там, где твой врач».

Хочется сказать, что медицинская помощь в Каслинской больнице 122 года назад, по современным меркам, была примитивной. На весь район обслуживания, который по численности населения был больше, чем сейчас, был всего один врач и несколько фельдшеров и акушерок. В отчете нет сведений о каких бы то ни было методах обследования, т.к. они, видимо, не проводились. Не может быть, чтобы среди населения не было случаев острого аппендицита. Такие больные лечились консервативно, а случаи смерти квалифицировались как «от живота», в лучшем случае – «от перитонита».

Роднит медицину тех лет и современную беспокойство за рациональное сочетание бесплатной медицины и платной. Когда-то в земской медицине была введена плата в количестве 5 копеек за каждый выписанный рецепт для богатых пациентов. Но он просуществовал недолго. Позднее понятие «платное» означало оплату счетов за лечение больного структурами, которые были «закреплены» за определенными категориями жителей поселения: заводоуправление - за рабочих завода, епархия – за служителей церкви и т.д.

Среди частнопрактикующих врачей медицинское обслуживание всегда было платным, но были и исключения. Так, в газете можно было прочесть такое объявление: «Врач А.Ф. Закоружников принимает больных с 10 до 1 часу утра, а бедных с 4 до 6 вечера бесплатно» (7).

В «Отчете заседания Уральского Медицинского Общества» от 26 октября 1895 г. сообщается, что секретарь Общества Я.С. Федулов прочитал небольшое сообщение врача А.П. Волянского, присланное им в Общество – описание одного случая из его практики интересного в смысле трудности диагностики (8).

После реформ Александра II решением всех социальных вопросов на местах, в т.ч. и медициной, занималось Земство. Больница и аптеки в Каслях в конце ХIХ, начале ХХ вв. существовали на заводские деньги. Подбором же земских врачей, оплатой их труда занималась Екатеринбургская Управа. Деньги на нужды Земства в виде определенных процентов выплачивало все население (9).

Личные дела земских служащих, в т.ч. и врачей, хранились в Земской Управе. В Советское время они были переданы в Государственный Архив Свердловской области. Среди них есть дела врачей Каслинского участка - отца и сына Волянских.

За 26 лет работы в Каслинской больнице Адаму Петровичу пришлось видеть многое и встречаться с разными людьми. Эту сторону жизни А.П. Волянского довольно детально изучала бывший сотрудник Каслинского историко-художественного музея, ныне - кандидат исторических наук О.В. Линник.

Вот некоторые из собранных ею сведений (9).

За время работы на Каслинском заводе врачебная деятельность А.П. Волянского оценивалась, как пациентами, так и чиновниками. Зачастую мнения о нем были полностью противоположными.

В 1893 г. при трагических обстоятельствах у Адама Петровича не стало сына. Если до этого в его личном деле жалоб не было, то после трагедии они появились. Пациенты направляли их в Екатеринбургскую Управу. Мастеровой Каслинского завода Н.Н. Клевцов писал, что к Волянскому обращаться бесполезно, пригласить его на дом может не каждый. Фельдшерам же он лечить больных без его ведома запретил. Поэтому, минуя Каслинскую больницу, приходится обращаться в Кыштым, к врачу Алексею Константиновичу Бухвостову, хоть это и накладно.

В Екатеринбургской газете «Деловой корреспондент» в 1894 г. появилась статья о А.П. Волянском. В ней автор писал: «Каково же положение тех, кто живет, например, в заводском селении, где около 15 000 жителей, находящихся в непосредственном медицинском усмотре и лечении одного врача, доставшегося этим жителям в наследие от панского нашествия на Россию… Плохо им живется! Результатом такой медицинской деятельности является прогрессивное увеличение крестов на могилах!».

В целом статья характеризует А.П. Волянского с самой худшей стороны. А поскольку он находился на службе, то Земская Управа начала проводить следствие по данным фактам.

Земский начальник Сергей Дмитриевич Волков дал прекрасный отзыв об А.П. Волянском: «Он совсем бросил картежную игру, которой увлекался последние годы. Ежедневно с 9 до 12 часов стал бывать в больнице, навещает больных на дому и платы не берет. А если берет, то с богатых. В больнице ежедневно бывает масса больных, это доказывает, что население относится к врачу с доверием».

Член Земской Управы Е.Д. Подосенов, проводивший следствие, выяснил, почему появилась статья в «Деловом корреспонденте». К А. П. Волянскому обратился чиновник Шубин и предъявил к врачу слишком высокие требования: чтобы каслинский фельдшер безотлучно дежурил около его больного сына. Врач же не увидел в этом необходимости и обиженный Шубин из мести попросил знакомого корреспондента написать эту статью.

Каслинский волостной старшина назвал эту статью «чистой кляузой» - никаких жалоб на А.П. Волянского он никогда не слыхал. Был опрошен и всеми уважаемый в Каслях настоятель Вознесенской церкви, священник, отец Алексей Серебренников. Он дал об Адаме Петровиче прекрасный отзыв.

Такой же отзыв был и у господина учителя Блиновскова.

Один из влиятельных каслинских купцов Тимофеев (что держал частную вагранку по выпуску чугунного литья) также не имел особых претензий к А.П. Волянскому. Но он, все-таки, больше доверял кыштымскому врачу А.К. Бухвостову и потому предпочитал лечиться у него. При опросе купец заметил, что многие жители Каслей собирают порой последние гроши, чтобы поехать к А.К. Бухвостову в Кыштым, ходят даже пешком.

На этом Земская Управа закончила свое разбирательство. А через год прокурор Екатеринбургского окружного суда получил от крестьянина Каслинской волости Афанасия Корякина прошение разобраться в деле смерти его жены. А.П. Волянский принимал у нее роды. Они затянулись, и врач решил проводить операцию. Сама роженица была против. В результате она и ребенок скончались в страшных муках.

Прокурор передал прошение в Земскую Управу, в чьей компетенции было разобраться в этом деле. В дальнейшем каких-либо санкций не последовало.

А.П. Волянский часто болел. В его личном деле, начиная с 9 ноября 1883 г., имеется около двадцати его писем в Управу с сообщениями о своей болезни разного характера: грипп, заболел вследствие смерти своей дочери, не поправился еще, еще слаб, после операции – гнойный характер поражения на руке, лошадь понесла – ушиб левого колена и т.д.

18 октября 1893 г. у Адама Петровича появились сильный озноб, жар, головная боль. Об этом сообщил в Земскую Управу фельдшер Каслинской больницы Василий Гуськов. Он просит, чтобы кыштымский врач А.К. Бухвостов посетил больного. Начальник Управы Клепинин телефонограммой № 116 от 23 октября 1893 г. в 02 часа просит А.К. Бухвостова: «Волянский болен, будьте добры съездить Касли. За счет Земства окажите помощь больному и о состоянии его не откажите Управу уведомить».

Здесь замечу, что в конце ХIХ - начале ХХ вв. уже существовало какое-то подобие современных больничных листов. Так, земский фельдшер Багарякского участка О. Смородинцева 6 февраля 1897 г. и 22 апреля 1903 г. просит Земскую Управу в первом случае 3-х недельный отпуск, во втором – 2-х месячный отпуск по болезни. В личном деле О. Смородинцевой есть ответ Управы на ее прошение в адрес Багарякского земского врача А.И. Смородинцева: «…Управа ничего не имеет против разрешения 2-х месячного отпуска фельдшерице Смородинцевой, но для сохранения жалованья в течение 2-х месяцев требуется врачебное свидетельство в Управу».

20 января 1904 г. Адам Петрович отправил в Екатеринбургскую Управу телеграмму: «Сам сильно захворал, исполнять обязанности более не могу» (9).

А 25 января 1904 г. он умер (10). 27 января его жена сообщила в Управу о смерти мужа и обратилась с просьбой о выделении пособия на похороны. О том же просило и Управление Каслинского завода. Пособие это составляло 195 рублей (9).

А теперь не о документах, а о воспоминаниях каслинцев о враче Волянском. Работал когда-то в Каслинской больнице фельдшер Алексей Федорович Тимофеев (Я еще застал его, беседовал с ним о его работе. - Г. К.). Родился Алексей Федорович в 1887 г., а умер в 1973 г. Сын Алексея Федоровича – Виталий Алексеевич Тимофеев вместе с женой Ниной Ивановной Тимофеевой живут в Каслях. Сейчас они проживают по ул. Лобашова. До замужества Нина Ивановна жила с родителями в Каслях по этой же улице (тогда эту улицу называли «Медведовка»).

Когда в 1947 г. она вышла за муж за В.А. Тимофеева, то некоторое время они жили на квартире по ул. Льва Толстого, дом 17 (ранее ул. «Удельная»). Квартиру эту предложил старичок Александр Константинович Чупрунов, ему в 1955 г. было около 80 лет. По его рассказам, которые Нина Ивановна слышала сама лично, он был у врача Каслинской больницы А.П. Волянского оспопрививателем.

В Каслях в те же примерно годы жил другой старичок – Константин Зверев. В народе у него было прозвище «Волянский». Ни по фамилии, ни по имени никто его никогда не звал, а все «Волянский» да «Волянский». Редко, но было все же, что звали его иногда «Константин Волянский». Житель города Касли Василий Степанович Глухов нанял как-то этого «Волянского» к себе в дом на столярные работы и звал его всегда по прозвищу, на что тот нередко сердился. Почему к нему так «прилипло» прозвище «Волянский», сказать не могут ни Виталий Алексеевич, ни Нина Ивановна.

Старичок А. К. Чупрунов временами рассказывал про истинного каслинского врача А.П. Волянского и его сына А. А. Волянского. Над его рассказами посмеивались. Говорили, что старичок что-то перепутал, махали на него рукой: «Придумает тоже, вот он, Волянский – перед нами, а ты еще про какого-то другого рассказываешь».

Со временем семья Виталия Алексеевича и Нины Ивановны построили свой дом – рядом с родителями по ул. Лобашова, где и живут до сих пор.

Старичок А.К. Чупрунов (оспопрививатель) гостил у них в новом доме около недели, потом его забрали в Свердловск родственники, там он и умер. Родственников старичка Тимофеевы не знают.

Памятные плиты на могилах отцу и сыну Волянским на Каслинском кладбище Нина Ивановна обнаружила еще в 1973 г. Совсем рядом с их могилами находится могила акушерки О.М. Поповой с памятником в виде мраморного столба. Но о могильной плите «Вся радость жизни» (см. ниже) она услышала впервые от автора этих строк.

Когда на каслинском кладбище строили мемориал каслинским скульпторам, - вспоминает Нина Ивановна, - то памятники врачам Волянским, Статирову, Захарову снесли с места их захоронения на другое место. Памятник же акушерке О.М. Поповой остался.

О дате смерти А.П.Волянского в разных источниках сведения разные. Я держал в руках Метрическую книгу Пермской Духовной Консистории Каслинского завода Екатеринбургского уезда за январь 1904 г. В этой книге записано: «Дата смерти – 25, дата погребения – 28. Звание, Ф.И.О. – местный врач Адам Петрович Волянский католического вероисповедования. Лета умершего – 67. От чего умер – старость. Исповедовал – священник Николай Любомудров. Причтом церкви был совершен вынос тела на кладбище с пением «Святый Боже». Подписи: Священники Николай Любомудров, Константин Черепанов, дьякон Михаил Хаземов» (11).

Но на хорошо сохранившемся до сих пор надгробном памятнике на каслинском кладбище на русском языке значится: «Адам Петрович Волянский.

Родился 3 апреля 1836 г., скончался 27 января 1904 г.»(12). Вынужден привести указанные разными авторами даты смерти А.П. Волянского:

Дата смерти:

10 января 1904 г. (Записки Уральского Медицинского Общества) (29)

25 января 1904 г. (Метрическая книга) (30)

27 января 1904 г. (Линник О.В.) (31).

27 января 1904 г. (Надгробный памятник) (23).

С именем А.П.Волянского связаны еще два надгробных памятника в виде массивных наземных чугунных плит. Они тоже хорошо сохранились и находятся недалеко друг от друга.

На первой из этих плит надпись на русском языке: «Здесь похоронена вся радость жизни земского врача А.П.Волянского. Умерла 9 января 1884 г.». В метрической книге Вознесенской церкви Каслинского завода за 9 января 1884 г. зарегистрирована единственная смерть. Вот эта запись: «Кто умер – Каслинского завода крестьянина Никиты Сидорова Новикова дочь Татьяна. Лета умершей – 6 дней. От чего умер – недонос» (13). Выводов, которые сами по себе приходят на ум, делать не берусь. Возможно, что смерть истинной радости врача А.П.Волянского была зарегистрирована не в Вознесенской церкви Каслинского завода, а в каком - то другом учреждении.

В личном деле А.П.Волянского хранится его письмо в Уездную Управу от 18 января 1884 г. за № 64 о том, что он «заболел вследствие смерти своей дочери».

Характерная деталь. Все письма А. П. Волянского в Управу скреплены четко вытесненной его личной печатью: «Адамъ Петрович Волянскi ВРАЧЪ».

Третий памятник (вторая чугунная плита) на латинском языке посвящен сыну Адама Петровича – врачу Адаму Адамовичу Волянскому.

Вместе с сотрудниками каслинской Центральной районной больницы в 2001 г. мы привели эти памятники и прилежащую к ним территорию в порядок. Надписи на них покрасили белой краской.

В одном из своих материалов я выдвинул версию о существовании трех Волянских на Каслинском заводе, что было связано с недостаточностью собранного мной материала и с ошибкой в записи (при переписывании? - Г. К.) летописи Вознесенской церкви Каслинского завода от 15 января 1915 г., хранящейся в фондах Каслинского музея, о том, что «… молодой доктор медицины Краковского Университета Волянский приехал к своему отцу А.А. Волянскому».

Сейчас с уверенностью можно утверждать, что в Каслинском заводе работали два врача Волянских: отец Волянский Адам Петрович и его сын Волянский Адам Адамович.

Сведений о враче Волянском А. А., непродолжительно работавшем на Каслинском заводе совместно со своим отцом – участковым земским врачом Волянским А.П., немного.

Родился Адам Адамович 8 мая 1864 г. (12). В Екатеринбургской гимназии в 1882 г. окончил курс с золотой медалью. По окончании курсов поступил в Варшавский университет, но «благодаря несчастно сложившимся обстоятельствам вскоре оставил его и по прошествии некоторого времени уехал в Краков, где и прослушал полный курс, выйдя в 1892 г. из Университета со званием доктора медицины»(14), (15).

С 8 марта 1892 г. по 1 января 1893 г. состоял временно на должности санитарного врача с жалованьем 150 рублей в месяц (потом 200 рублей). В августе 1892 г. был санитарным врачом от Екатеринбургского уезда на Каслинском заводе и селе Метлино во время холерной эпидемии. О своих наблюдениях во время эпидемии холеры Адам Адамович довольно подробно рассказал в журнале «Екатеринбургский вестник» (16).

С 25 января 1893 г. на время отпуска постоянного врача А.И. Смородинцева Адам Адамович был заведующим Брусянским врачебным участком с жалованьем 125 рублей в месяц (17).

В деле врачей Волянских имеется расписка А.А. Волянского от 17 декабря 1892 г. о том, что он ознакомился с существующими условиями земской службы и на них согласен.

В деле Екатеринбургской Уездной Управы о службе временного заведующего Брусянским медицинским участком (начато 17 декабря 1892 г., окончено 9 февраля 1893 г.) содержится письмо А.А. Волянского № 85 от 31 января 1893 г. в Екатеринбургскую Управу. В нем автор пишет, что по соглашению с Управой он должен был остаться в гор. Брусянки до 1 февраля 1893 г., сегодня уже 31 января, а положение его неопределенное. Если Управа планирует оставить его на этом участке на более продолжительный срок, то он не против, только просит дать отпуск для поездки в Екатеринбургскую Управу на 1-2 дня. На этом письме есть виза от 2 февраля за № 492, продляющая работу А.А. Волянского на Брусянском участке и разрешающая ему поездку в Екатеринбург «для перевода».

Письмо от 9 февраля 1893 г. Пермского губернского Правления (врачебное отделение) № 360 в Екатеринбургскую Уездную Управу: «За силой 125 статьи Врачебного Устава не можем разрешить г. Волянскому заведование Брусянским врачебным участком».

В протоколе заседания съезда земских врачей в декабре 1892 г. содержится информация, якобы полученная от земского врача А.А. Волянского, следующего содержания: «В Каслях – поселке Каслинского чугуноплавильного, литейного и железоделательного завода – имеется «болото» среди селения, окруженное домами и заваленное нечистотами. Оно представлялось с гигиенической стороны весьма вредным во всякое время. В поселке, в черте селения, находилось несколько кожевенных заведений, которые спускали свои отходы в заводской пруд и портили воду. В Кыштыме – поселке чугуноплавильного и железоделательного завода, имелось такое же болото, как и в Каслях, заваленное навозом. Причем, оно было более вредно, т.к. имело сток к заводскому пруду» (18). Не исключено, что это сообщение было сделано не А.А. Волянским, а А.П. Волянским, но это только предположение.

На каслинском кладбище до сих пор хорошо сохранилась надпись на «чугунной доске могильного памятника» А.А. Волянскому на латинском языке. Я воспроизвожу ее дословно:

«Hic,

Clarissimus vir, Doctor Medicinae

Universitatis Cracoviesis

Adamus Stanislaus WOLANSKI,

Natur Wilejka in Litruania, anno Domini

MDCCCLX1V, die V111 mensis Mai,

sepultusest.

Pro bono publico agitando, a typho

Exanthematico, anno Domini

MDCCCXC 111, die V1

Mensis Aprilis, mortuus.

Tibi terra levis.»

По моей просьбе перевела этот текст преподаватель латинского языка Челябинской Государственной Медицинской Академии Наталья Васильевна Лебедюк (привожу дословно): «Здесь погребен достойный муж, доктор медицины Краковского Университета Адам Станислаус Волянский, рожденный в Литуании Вилейкой в год Господний 1864, 8-го дня месяца мая. Служивший славно народу. Умерший от сыпного тифа в год Господний 1893, 6-го дня месяца апреля. Земля тебе пухом» (19), (20), (21).

Менее чем через две недели после смерти А.А. Волянского его «Друг П.Б – нъ» опубликовал в «Екатеринбургской неделе» хвалебный и довольно трогательный некролог, где тоже пишет, что «…умер А.А. Волянский от тифа, схватив его от того больного, которого лечил» (22).. Дмитрий Пономарев по этому поводу сообщает: «По рассказам старожилов, Волянский приехал к своему отцу в Каслинский завод, где свирепствовала эпидемия сыпного тифа. Многим больным Волянский спас жизнь, но, заразившись, не мог перенести болезни и умер» (23). О.В. Линник полагает, что А.А. Волянский погиб от холеры (24). «Екатеринбургская неделя» в январе 1893 г. сообщала, что в истекшем 1892 г. борьба с тифами в Пермской губернии стоила жизни 8 врачам из 100 «практикующих».

Еще гораздо раньше этого лекарь Андриевский совершил настоящий подвиг с целью спасения жизни многих и многих тысяч людей. Вот как рассказывает об этом одна из газет Челябинской области.

В середине 1780 гг. в Исетской провинции в очередной раз разразилась болезнь, смертельно поражающая и скот, и людей. Известна она была как наказание Богов с глубокой древности. Гомер в «Илиаде» именовал ее «священным огнем». Однако к концу ХVIII в. страшная болезнь оставалась неизученной и неподвластной медицине.

Приходила эта беда обычно осенью. Ставились карантины, но народ разбегался и под страхом жестокого наказания, разнося смертную заразу.

Лечения не знали никакого, кроме поучения знахарей: «Веред не тронет, коли при себе оленьи слезы или безоаркамень». Пойди-ка найди эти слезы или таинственный камень.

Сенат создал особую комиссию изучения неизвестной и столь гибельной заразы. В нее были включены «яко искусные и известные в своих знаниях практикующей медицины доктор Борнеман и состоящий на службе лекарь Степан Семенович Андреевский и с ними подлекари С. – Петербургского сухопутного госпиталя Вальтер и Василий Жуковский».

…На протяжении 3-х лет Андреевский с помощью Василия Жуковского проводил изучение болезни. Дабы иметь «достоверный ощутительный опыт и никакому уже сомнению не подверженный» 18 июля 1788 г. Андреевский решает заразить себя этой болезнью. Сие событие происходило в присутствии городничего, мирового судьи и Василия Жуковского.

Тяжело заболев, Андреевский скрупулезно записывал свое состояние. Когда же он оказался в беспамятстве, то это делал его помощник и друг Жуковский. Он же и вывел Андреевского из беспамятства и выходил его по рекомендациям, составленным тем заранее (32).

Доктор медицины Краковского Университета Каслинский врач А.А. Волянский оставил нам очень подробную и интересную статью «Очерк эпидемии азиатской холеры в 1892 г. в с. Метлино и Каслинском заводе». В ней он подробно описал клинику азиатской холеры, методы ее лечения тех лет и вопросы профилактики. Полностью эту работу можно прочесть и в Каслинском музее (25). Какие методы предотвращения холеры применялись в те годы, можно судить по одной из других публикаций: «Вопрос о Кыштымской холере съезд немилосердно скомкал и ничего существенного не вырешил». Съезд решил оградиться от Кыштыма защитными пунктами в с. Рождественском, Метлине, Щелкун и Нязепетровск, признав необходимость наблюдения за этими пунктами и назначения особого санитарного врача.

Огромную же свалочную площадь «назьма» и мусора в Кыштыме съезд нашел лучше занять посевами овса. Вот и все решение съезда по отношению к Кыштыму. Лучший эффект принесли бы мероприятия, с помощью которых удалось бы держать уровень воды (видимо, в озерах – Г.К.) постоянным. Это могло бы «лучше рассечь Кыштымский гордиев узел, чем четыре защитных пункта с овсом…» (26).

Что касается разночтений «Адам Адамович» или «Адам Станислаус», то довольно четко об этом заметила знаток происхождения имен в дореволюционной России, бывший директор Каслинского музея Колупаева Эмма Максимовна (27). В Каслях было два врача Волянских – отец и сын. Отца звали «Адам Петрович» и других трактовок его имени нет. А вот у сына его по польской (западной) традиции было два имени: «Адам» и «Станислав». У него, все по той же традиции, могло быть и более двух имен. К тому же, на Западе не присваивают отчества вообще. Отчество у человека существует только в России. Поляк Волянский умер в России, на посмертном памятнике ему и сделали надпись «Адам Станислаус» (западная традиция), а в статье, помещенной в русском журнале, решили применить русскую традицию и подпись под его материалом о холере сделали как «А.А. Волянский», имея в виду, что «А.А.» означает «Адам Адамович».

В декабре 2000 г. я обратился с письмом к ректору Краковского Университета, желая уточнить, действительно ли доктор А. А. Волянский заканчивал Краковский Университет. В марте 2001 г. получил ответ: «Принимая во внимание дату его рождения, мы констатируем, что Адам Волянский, рожденный в 1864 г. в Вилейке на Литве, сын Адама – врача, который жил в Екатеринбурге, потом в Каслях Пермской губернии. Он учился на медицинском факультете в летах 1886/87 – 1891/92 и получил титул доктора общемедицинских наук 2 июня 1892 года (S 111 519). Архив Ягеллонского Университета сохраняет всякие документы, связанные со своими воспитанниками, и с большой радостью примет те, которые находятся у Вас. Если это возможно, мы хотели бы узнать, каких размеров и какого типа Ваша коллекция (персональные или служебные документы, заметки, книги), чтобы сделать возможным организовать их транспорт. Ждем Вашего ответа и предложения как решить дело» (28).

В апреле 2001 г. я ответил письмом, в котором перечислил имеющиеся у меня сведения о Волянских и высказал пожелание самому лично передать их в Университет. Правда, не преминул бросить слезу, что затруднен в средствах. Не надо было этого писать! Ответа пока нет.

В продолжение этой темы добавлю, что летом 2006 г. в Кракове была профессор Э. Б. Ершова. Я о поездке знал заранее и переслал ей свой рукописный материал о Волянских. Эльвира Борисовна передала рукопись ученому секретарю Краковского Университета.

Через М.М. Поморцеву я познакомился с президентом Польско-Российского Общества «Полярос» в Екатеринбурге – Марией Лукас. Написал ей письмо, а она, долго не думая, пригласила меня в Екатеринбург на торжества, посвященные 10-летию этого Общества. Я ездил и присутствовал на службе в польском костеле, который расположен вплотную с Американским дипломатическим Представительством в Екатеринбурге. Вначале выступал польский ксендз, потом первый президент Общества «Полярос» и другие именитые и простые жители с «польскими корнями».

Вечером был концерт самодеятельных артистов на польском языке. Что интересно – языка совсем не понимаешь, а что происходит на сцене – все понятно! Всем этим действом довольно энергично и мастерски руководила Мария Лукас. Сама она была отменной солисткой и в хоре пела. Не дурно, весьма не дурно! Давно не испытывал такого удовольствия.

За заботами о службе в костеле и о концерте, Марии, конечно же, было не до меня. Тем более, что на торжествах присутствовали представители Польского посольства во главе с заместителем посла Польши в России.

С Марией Лукас мы договорились, что по университетским делам встретимся дополнительно.

 

Источники информации:

1. Записки Уральского Медицинского Общества в Екатеринбурге. Екатеринбург. 1905 г. 13 и 14 гг. изд., стр. 15. 2. ГАСО. Ф. 18. оп. 2. д. 163. 3. ГАСО. Ф. 18. он. 2. д. 163. 4. Записки Уральского Медицинского Общества в Екатеринбурге. Екатеринбург, 1905 г.. 13 и 14 гг. изд., стр. 15. 5. ГАСО.Ф. 18.оп. 1. д. 294, л. 188. 6. ГАСО, Ф. 18. оп. 1. д. 23. л. 34. 7. Газ. «Екатеринбургская нелеля». № 18 за 9 мая 1884 г., стр. 1. 8. Газ. «Екатеринбургская неделя». № 44 за 5 ноября 1895 г., стр. 846. 9. Линник О. В. Дело врачей Волянских. Газ. «Красное знамя», г. Касли Челябинской обл., № 92 за 14 октября 2001 г. 10. ГАЧО, Ф. 226, оп. 20, д. 200, январь 1904 г., № 8. 11. Там же. 12. Коровин Г. М. Врачи Волянские, кто они? Газ. «Красное знамя», Касли Челябинской обл. № 9 за 18 октября 2000 г. 13. ГАЧО. Ф. 226. оп 20. д. 94, запись от 9 января 1884 г. 14. ГАСО.Ф. 18.оп. 2. д. 163. 15. Газ. «Екатеринбургская неделя». № 15 за 18 апреля 1893 г.. стр. 314. 16. Волянский А. А. Очерки эпидемии азиатской холеры 1892 г. в с. Метлине и Каслинском заводе. В журнале «Екатеринбургский вестник», раздел «Записки Уральского медицинского Общества», Екатеринбург, 1893 г., 1-й выпуск. 17. ГАСО, Ф. 18, оп. 2, д. 163. 18. Газ. «Екатеринбургская неделя», № 15 за 18 апреля 1893 г., стр. 314. 19. Коровин Г.М. О врачах Волянских (Рукопись). 2000 г. 20. Фонды Каслинского историкохудожественного музея. 21. Летопись Воскресенской церкви Каслинского завода. Запись Дм. Пономарева за 15 января 1915г. 22. Газ. «Екатеринбургская нелеля», № 15 за 18 апреля 1893 г.. стр. 314. 23. Коровин Г. М. Врачи Волянские, кто они? Газ. «Красное знамя», г. Касли Челябинской обл.. № 9 за 18 октября 2000 г. 24. Линник О. В.Дело врачей Волянских. Газ. «Красное знамя», г. Касли Челябинской обл. № 92 за 14 октября 2001 г. 25. Волянский А.А. Очерки азиатской холеры 1892 г, в с. Метлино и Каслинском заводе. В журнале «Екатеринбургский вестник». 1893 г. 26. Газ. «Екатеринбургская неделя». № 5 за 31 января 1893 г.. стр. 102-103. 27. Колупаева Э. М. Газ «Красное знамя» г. Касли Челябинской обл., № 95 за 18 октября 2000 г. 28. Коровин Г.М. О врачах Волянских. Рукопись. 2000 г. 29. Журнал «Записки Уральского Медицинского Общества в Екатеринбурге». Екатеринбург, 1905 г., 13 и 14 гг. изд., стр. 15. 30. ГАЧО. Ф. 226, оп. 20, Д..200. январь 2004 г., № 8. 31. Линник О.В Дело врачей Волянских. газ. «Красное знамя», Касли Челябинской обл., № 92 за 14 октября 2001 г. 32. Газета «Южно-Уральская панорама» (г. Челябинск). № 59 за 6 апреля 2006 г.. стр.12.

 

Каслинское кладбище. Слева - памятник на могиле врача А.А. Волянского (сын).

Справа - памятник врачу А.П. Волянскому (отец).

2000 г. Фото Г.М. Коровина