ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 Т.В. Костарева, г. Челябинск

Волшебная цепочка Каслинских умельщев

В период, когда велась работа по созданию Каслинского чугунного Дворца-Павильона для Всемирной Выставки в Париже, в 1899 г. было создано ещё одно удивительное чугунное изделие. Рассказывают, что правитель горных заводов П.М.Карпинский однажды решил сделать из чугуна что-нибудь оригинальное , чтобы удивить мир. Попросил рабочих подумать. Мастер Афанасий Широков отлил из чугуна тончайшую цепочку для карманных часов. Карпинский похвастался перед заводчиками этой цепочкой в Екатеринбурге и поразил всех. Весть об этой чугунной цепочке разлетелась далеко.

В 1944 г. (через 45 лет) ученица Каслинского ремесленного училища Лена Самоделкина повторила опыт старых мастеров – сделала формовку и отливку уникальной цепочки.

Девушкой была проведена большая подготовительная работа, за её работой наблюдал  ученик того же училища Александр Гилёв. Он видел,  как Лене было трудно во время отливки этой тонкой и сложной работы, она обжигала пальцы, но добилась успеха. Какое было счастье, когда тончайшая цепочка была готова. Радовались и старые мастера, рассматривавшие работу. Цепочка побывала на различных выставках. Восхищённый мастерством девушки, А. Гилёв вылепил её скульптурный портрет. Своей ювелирной работой девушка повторила опыт старых мастеров-литейщиков.

«И показалась мне волшебной эта цепочка. Как отдельные звенья в ней переплелись друг с другом, так и поколения мастеров породнились. Чудесны творения каслинских мастеров – тех, кто в сказках прославлен, и тех, кто ныне трудится в Каслях.

Цепочка та могуча, и нет ей конца…» - сказала писательница С.К. Власова.

О волшебной цепочке поколений одной семьи я и хочу рассказать. Это семья Гилёвых. По данным областных архивов (Челябинского и Свердловского), собранных В.Л. Бухаровым и материалам Т.В. Костаревой, составлена родословная, которая представляет 10 поколений семьи Гилёвых.

Связь семьи Гилёвых с каслинским чугунным промыслом началась с Михаила Лазаревича (1869?70-1908 г.), который приехал в Касли из с. Воскресенка, Каслинского района. Михаил Лазаревич был каменщиком. Об этом свидетельствует сохранившаяся с XIX в. стена на Каслинском мемориальном кладбище. Затем Михаил Лазаревич работал литейщиком на Каслинском заводе. В связи с событиями 1905 г., он был отправлен в С.-Петербург, откуда не вернулся. Погиб Михаил Лазаревич в 1908 г. Это стало известно из воспоминаний родственников.

Семён Михайлович Гилев (1904 – 1969) - сын Михаила Лазаревича, родителей совсем не помнил, рано остался без них. Он запомнил своё детство на конном дворе. Его, как сироту, приютили конюхи. Подростком Семён был кучером и возил П.М. Карпинского – владельца заводов из Кыштыма. Позднее его определили на завод учеником слесаря-чеканщика. Потом работал литейщиком, мастером, заместителем начальника цеха, начальником цеха. В семье Гилёвых до сих пор хранится небольшая чугунная скульптура изготовленная Семёном Михайловичем «Витязь в тигровой шкуре». Полвека проработал С.М. Гилёв на заводе, считался одним из лучших мастеров цеха художественного литья.

С именем Семёна Михайловича связано восстановление Чугунного павильона, который после выставки в Париже был привезён обратно на Урал , запакованным в ящиках. Ящики лежали в подвале одного из домов в Каслях. После Великой Отечественной войны директор Свердловской картинной галереи Кастра (??) предложила каслинцам восстановить чугунный павильон. В то время С.М. Гилёв работал заместителем начальника цеха формовочного отделения. Он организовал инициативную группу по восстановлению павильона.

В 1957 г. начались работы. С.М. Гилёв был назначен руководителем группы мастеров завода по восстановлению павильона. Очень многих деталей парижского чуда не оказалось в наличии, их восстанавливали по фотографиям, эскизам, старым книгам. Обнаружили, что нет статуи «Россия», благодаря которой павильон возвратился на Урал. Начались поиски. Статую обнаружили в Златоусте, привезли в Касли, а для Златоуста отлили копию.

В газете «Красное знамя» от 5 января 1958 года С.М. Гилёв писал: «На отливку деталей Дворца и сборку его было затрачено около 8 месяцев упорного труда. Вновь отлиты 2024 детали. И вот произведены последние работы - отлиты герб, надписи на русском и французском языках: «Кыштымские горные заводы». 3 мая 1958 г. в одном из залов Картинной галереи Свердловска состоялось открытие павильона». Сейчас в Екатеринбургском музее изобразительных искусств представлен этот чугунный павильон – вершина искусства каслинских мастеров художественного литья.

Наша встреча с Александром Семёновичем Гилёвым состоялась летом 1982 г. во время моей работы над Дипломом. Мне хотелось увидеть всё воочию: как происходит процесс превращения грубого чугуна в произведение искусства. Зная только имя главного скульптора Гилёва А.С., я приехала на Каслинский машиностроительный завод, пришла на проходную узнать, как пройти в цех художественного литья? Меня направили в отдел кадров, оттуда ещё в какой-то кабинет, но благодаря моему упорству, дали номер телефона главного скульптора. Позвонила, Александр Семенович оказался на месте. Объяснила свои намерения. Спокойный, доброжелательный голос на другом конце провода пообещал через несколько минут встретиться у проходной. Стою, жду, волнуюсь, ведь я даже на фотографии не видела этого скульптора. Движение людей на проходной не прекращается: идут, идут, идут рабочие. А вот и Александр Семёнович, его я узнала по глазам, глаза художника смотрят по-особому, в них глубокий внутренний свет. Так может смотреть только художник. Александр Семёнович выписал мне пропуск, провёл по цеху художественного литья и эталонной мастерской, много и интересно рассказывал. Поделился своей мечтой – сделать на территории завода аллею мастеров художественного литья. Следующая наша встреча была на готовящейся выставке его работ во Дворце Культуры им. И. М. Захарова. Там я сделала несколько снимков, на одном из них Александр Семёнович со своей любимой работой – гравюрой на стали.

Одна глава в моей книге посвящена его творчеству. Дворец Культуры, в котором была организована выставка работ А. С. Гилёва, имеет непосредственную связь с их семьёй.  Во Дворце заложен Зимний сад – как раз на этом месте был когда-то огород Гилёвых. Александр Семёнович был интересен не только как скульптор, но и интересный собеседник, который рассказывал не только о себе, переживал за будущее художественного промысла, рассказывал о тружениках завода, о планах на будущее. С 1944 г., когда Александр Семёнович выполнил первую работу «Портрет Джамбула» и до последнего года своей жизни он творчески работал, участвовал в выставках ежегодно. А. С. Гилёв – участник многих выставок. За работы он награждён восемью медалями – 3 золотых , 4 серебряных , 1 бронзовая. Его скульптуры экспонировались во Франции, Англии, Японии, Бельгии, Индии.

Увидев во Дворце скульптуру «Прометея» на фоне панорамы г. Касли, я увидела в этом образе самого Александра Семёновича, несущего тепло своего творчества людям. Тогда мне показалось, что за внешней скромностью и сдержанностью его душа находится в постоянном поиске и порыве. Прощаясь, я поблагодарила Александра Семёновича за интересные беседы. Он пожелал мне успешно защитить Диплом и скромно заметил: «Жду, когда Вы, Татьяна, напишете о нашем каслинском литье книгу…».

Летом 1988 г. в центре г. Озёрска поднял свой факел «Прометей» А. С. Гилёва – 4-х метровая скульптура, посвящённая ядерной науке. Этот монумент стал последней работой каслинского скульптора. Не все его планы осуществились.

Была у Александра Семёновича ещё одна мечта - на территории завода построить здание, в котором возвышался бы новый чугунный павильон, созданный по его проекту. Планировалось в этом здании сделать музей художественного литья и разместить в нем скульптуры из эталонной мастерской. Работы по строительству решено было начать. Расчистили место для постройки здания, но случилось непредвиденное…, ушёл из жизни А. С. Гилёв.

Творчество семьи Гилёвых пошло по цепочке. Следующим звеном в ней можно назвать Александра Александровича Гилёва (род. в 1949 г.) – сына А.С. Гилёва. Александр Александрович пошёл по стопам отца. Окончил Нижне-Тагильский художественно-графический факультет педагогического института. Учился у скульптора Крамского. Работал на Каслинском машиностроительном заводе в цехе художественного литья. Живёт в г. Снежинске. После реорганизации завода занимается скульптурой по частным заказам. Александр Александрович выполняет, в основном, декоративные работы: столики, камины, подсвечники, барельефы, решётки. А. А. Гилёв занимается формовкой фигур, барельефов для Снежинска, Москвы, Челябинска и др. городов.

У Александра Александровича двое детей – сын Константин (1974 г.р.) – скульптор, а дочь Ксения (1978 г.р.) после окончания УрГУ работает зав. Отделом Отечественной истории XX-XXI вв. в Екатеринбургском музее изобразительных искусств.

Новая встреча с творчеством династии скульпторов Гилёвых произошла на Челябинской Кировке. Интересуясь авторами скульптур, я узнала, что скульптуры «Саксофонист» и «Ходок» выполнил каслинский скульптор Константин Александрович Гилёв. В один из зимних дней январских каникул мы встретились с семьёй Константина Александровича, который живёт в Каслях, в доме своего деда Александра Семёновича.

Большой добротный дом на берегу пруда, окна смотрятся в заснеженную водную гладь.

Ворота открыл Константин, и что удивительно – те же, поразившие меня глаза, та же, что у деда доброжелательность и гостеприимство. С внуком живёт вдова Александра Семёновича Валентина Вениаминовна, в 1948 г. её привёз в Касли из Нижнего Тагила Александр Семёнович. Им все говорили, что они очень похожи друг на друга, так и прожили в любви и согласии, воспитали сына, двух внуков. Теперь Валентина Вениаминовна помогает воспитывать правнучку Арину, девочка очень общительная, талантливая, учится бальным танцам, и мне представилась возможность это увидеть.

Ещё тогда, при встрече с Александром Семёновичем я узнала, что у него есть маленькие внуки, которые уже радовали его своими работами, вылепленными из пластилина. А теперь передо мной скульптор Константин Александрович Гилёв. В 1997 г. он окончил скульптурное отделение Челябинского художественного училища, приехал в Касли, поступил работать сначала на завод, затем в ООО «Каменный пояс», где работает и сейчас. Некоторое время преподавал скульптуру в Каслинской школе искусств, совмещая с работой на заводе. Когда в Челябинске начались работы по созданию пешеходной улицы, к К.А. Гилёву приехали с предложением поработать В. А. Полянский и однокурсник Алексей Тишин. Константин согласился и сразу получил заказ: за месяц сделать две фигуры для Челябинской Кировки. И сделал. Хотя скульптуры «Саксофонист» и «Ходок» пользуются популярностью челябинцев и гостей города, Константин, как истинный художник, считает, что если б не ограничение во времени, он мог бы сделать работы гораздо качественнее.

В одной из комнат дома Гилёвых стоит дипломная работа Константина «Фламенко», выполненная из чугуна. Гипсовый вариант скульптуры остался в Художественном училище. Искромётный испанский танец представлен в скульптуре. Две фигуры (женская и мужская) в едином ритме и дыхании. Взметнувшиеся вверх руки прекрасного мужчины, рядом стройная и гордая фигура танцовщицы. Смотришь на скульптуру и слышишь звуки испанских кастаньет. Удивительная работа. Руки танцора, словно руки скульптора. Танцовщица напомнила мне Елену – жену Константина. Она работает преподавателем бальных танцев в школе искусств.

Константин немногословен. О себе говорит скромно, но всё же удалось узнать, что его работы есть во многих городах России: Москве, Краснодаре, Екатеринбурге, Тюмени, Тобольске, Снежинске, Кыштыме, на острове Ямал, в Финляндии.

В г. Снежинске поставлен памятник Д. Е. Васильеву – основателю и первому директору Всероссийского Ядерного Центра. Когда Константин Александрович работал над бюстом Д.Е. Васильева, снежинское телевидение делало съёмки скульптора в течение всего процесса работы. Нередко приходили ветераны города, знавшие Д. Е. Васильева при жизни и высоко оценили мастерство художника. Для этого же города К. Гилев выполнил барельеф художника В. Д. Перикова и Мемориальную Доску Почетному гражданину г. Снежинска А. А. Плаховой.

По просьбе Совета ветеранов и мэра г. Новоюганска молодой скульптор к 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне сделал памятник – бюст маршала Г. К. Жукова.

В Москву по заказу Министерства атомной промышленности выполнена мемориальная доска с барельефом академика Славского.

Для г. Асбеста выполнены три бюста – памятник ребятам, погибшим в Чечне.

Подобных работ у К. А. Гилёва уже не один десяток. Кроме памятников, он выполняет дизайнерские работы по оформлению частных домов. Несколько лет скульптор участвует в выставках – ярмарках «Ладья», которые проходят ежегодно в Москве. На этих выставках представлены известные художественные промыслы России. Такие, как Гжель, Хохлома, Городец, Дымковская игрушка и др. И, конечно, наши знаменитые уральские промыслы: Каслинское художественное чугунное литьё и Златоустовская гравюра на стали.

Заканчивается приятное знакомство с семьёй потомственных каслинских мастеров Гилёвых. Их дом – своеобразный музей художественного чугунного кружева. О каждой вещи, выполненной из чугуна, можно рассказать целую историю.

Прощаясь с Константином Александровичем и его семьёй, я ещё раз посмотрела на бюст Александра Семёновича, выполненный руками его внука через 10 лет после смерти художника. Добрая и печальная улыбка с портрета… Человек уходит, а дело его остаётся и продолжается в творчестве его детей, внуков и правнуков…

Вот какая удивительная, волшебная семейная цепочка уральских скульпторов умельцев Гилевых: Михаила, Семёна, Александра, Александра, Константина…

Думается, продолжение следует!..

Дипломная работа Константина Гилева "Фламенко"

 

Константин Гилев