ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Анатолий Летягин, г. Южноуральск

 

Душа связана с Каслями...

Полистав семейный альбом и вынув из него старую групповую фотографию, Татьяна Каныгина не без доброго смеха рассказывает анекдотический случай из далекой жизни своего прадеда по материнской линии Арсентия Малоземова, известного в старых Каслях балагура и пьяницы.

В старое-престарое время, до Октябрьской революции и потом в годы НЭПа, нравами зажиточных людей чем-то напоминающее нынешнее, Арсентий, кержак и приверженец старообрядческой веры, держал в Каслях ямщину, имел достаток и несколько домов. Была и своя небольшая церковь, в которой истово молилась и просила у Бога покровительства семья Малоземовых. Но приходил день, когда душа Арсентия начинала томиться тоской и требовать, как теперь говорят, разрядки. После очередного загула жизнь Арсентию стала немила, и он пошел топиться. На берегу озера, для пущей храбрости добавив хмельного, совсем уж собрался броситься в воду, да пожалел мочить одежду. Разделся донага, а уж затем сошел с берега и поплыл. Плывет, размышляет: "Вот еще немного и тонуть буду. Да, хороший конец придумал, нечего сказать!" Жалко себя стало, и Арсентий топиться передумал. Развернулся, чтобы обратно плыть к берегу, где оставил одежду, а берег-то далеко-далеко. Зато противоположный почти рядом. Деваться некуда, поплыл к нему. Вышел в чем мать родила. Будь Арсентий характером покротче, так дождался бы вечерней темноты, а он на окружающий мир смотрел с юмором, как на комедию какую-то, поэтому перекрестился, отчаянно махнул рукой и в костюме Адама, в сопровождении хохочущей ребятни, прошествовал по городу до самого дома.

Со стариками, своими предками по материнской линии (отцовские в Ленинграде), у Татьяны Григорьевны связаны лучшие воспоминания. Хорошие были люди, своеобычные и добрые. Бабушка Мария Михайловна Малоземова, выпускница духовной гимназии, всю жизнь служила в церкви и пела в церковном хоре - несмотря на запреты и препятствия советской власти. Прожила долго, 93 года, и успела покрестить не только всех детей, но и внуков, и правнуков.

- Баба Маня меня с самого детства учила молитвам, я их заучивала вместе со школьными стихами, и сейчас все помню, - говорит Татьяна Григорьевна.-Моя прабабушка Анна происходила из богатой каслинской семьи Двойниковых, была очень порядочной женщиной, трудолюбивой. С ней и бабушкой часто ходили в лес по грибы и ягоды, они мне рассказывали о нашем городе, о жизни, духовных ценностях и морали. Сейчас я понимаю, какие это были важные для меня, еще ребенка, жизненные университеты.

Татьяна Григорьевна смотрит на старую фотографию. На ней и прадед Арсентий с прабабушкой Анной, и бабушка Мария, и брат Арсентия Михаил, в репрессивные 30-е годы уехавший в США и там навсегда затерявшийся, и мать Вера, другие члены семьи и родни, и она, еще крошечная.

-   В живых уже никого нет, одна я осталась, - говорит Татьяна Григорьевна, вздохнув.

Помни, дочь, о своих корнях!

К Татьяне Каныгиной я пришел посмо­треть на ее коллекцию каслинского литья. Из­делиями известных мастеров уставлен весь зал южноуральской квартиры. Их дополняют развешанные по стенам гравюры на стали златоустовских мастеров, старинные часы и вышивки - небольшой домашний музей.

-   С чего вдруг увлеклись собирательством каслинского литья, ностальгия, тоска по родине?

-   спрашиваю Татьяну Григорьевну.

-      Нет, началось не с этого. То, о чем говорите, пришло позже, - отвечает. Подходит к шкафу, снимает с него фигурку девочки в школьном наряде.

-      Это "Первоклассница", объясняет Татьяна Григорьевна. - Подарок моего отца в день, когда я пошла в первый класс. Тогда этому не придала значения и о подарке забыла. Но когда заканчивала школу, мама настойчиво стала советовать заняться коллекционированием. Говорила, что это очень интересное занятие, нужное. И тоже начала дарить мне каслинские статуэтки. Не заметила, как втянулась и по-настоящему увлеклась. А когда заканчивала Челябинский политехнический институт и собиралась уезжать в Южноуральск, мама мне дала напутствие, чтобы помнила о своих корнях. Сама она в Каслях родилась, там же 40 лет проработала заведующей аптекой, там я ее и схоронила. С мужем Андреем живу в Южноуральске, но душой связана с Каслями. Трудно сказать однозначно, что для меня эта коллекция значит. Любуюсь и горжусь, что эти произведения искусства сделали мои земляки.

Она кладет на стол толстые альбомы. Это коллекция почтовых марок и открыток. Оказывается, и этим увлекалась. Особенно интересны открытки. Есть среди них издания еще конца XIX - начала XX века. Можно сказать, седая старина, в текстах и подписях еры и яти память от прабабушки Анны Михайловны. От Малоземовых, собственно, материального сохранилось немного: икона, часы с боем, чугунные утюг и ступка, швейная машинка "Зингер", да вот эти открытки - вещи, уже перешедшие в нематериальную ценность, связующие между собой несколько поколений родственников. Впрочем, как нетрудно догадаться, и вся коллекция, включая каслинское литье, для Татьяны Каныгиной - из этого же нематериального ряда. Поэтому, скорее всего, не случайно коллекционирование и бережное сохранение предметов обихода предков незаметно для нее самой переросло в нечто большее.

- Занялась генеалогией, - говорит Татьяна Григорьевна. - Хочется проследить, а если получится, то и восстановить родственные связи своих предков. В первую очередь, Малоземовых и Двойниковых. В этом мне стал помогать старший сын Константин. Он живет и работает в Челябинске. Недавно нашел нашу родственницу по линии прабабушки, Елену Михайловну Двойникову. Оказывается, работала научным сотрудником ЧПИ, а сейчас на пенсии. Мы с ней встречались и очень рады этому.

Когда-то на Руси близкой родней считались люди до седьмого поколения. Нам бы хоть после третьего поколения не заблудиться в ветвях генеалогического древа. А ведь родственная память людей сплачивает, делает их добрее друг к другу.

(Опубликовано в газ. «Челябинский рабочий» за 24.01.07 г.