ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

До XVII века железо в России получалось исключительно прямо из руды в сыродутных горнах, подобных кузнечным, или же в дойницах, мало, чем отличающихся от тех же горнов, причем выделка железа имела характер кустарного производства, как было всюду прежде в Европе. Первый железоделательный завод в России, подобный существовавшим на Западе, был построен только в 1632-38 годах. В Англии в это время правительство уже издавало указы, которыми стремилось предохранить леса от истребления "по причине страшного множества железных заводов". Металлургия здесь достигала расцвета.

Иван III, отправляя в 1475 году Семена Толбузина в Венецию, поручил ему пригласить в Москву зодчего, который знал бы хорошо и литейное дело. Толбузину удалось привезти с собой мастера Муроля. Благодаря Муролю (Альберто Фиоравенти), прозванному современниками Аристотелем, в России с 1483 года началась отливка бронзовых пушек. Изготовление артиллерийских орудий производилось в арсенале Москвы, который назывался пушечной избой. Пушечная изба, или Московский пушечный двор, долгое время работала на привозном металле (бронза, железо). Металл привозили в Россию голландские купцы через Архангельский порт, причем стоил он очень дорого.

Высокие цены побудили голландца А. Виниуса просить московского царя о разрешении построить вододействующий завод для отливки чугунных вещей и "делания желез" по иностранному способу. До этого времени (первая половина XVII века) производство чугуна держалось в секрете от русских кузнецов. Указ о разрешении строительства завода вышел в 1632 году. Построенный Виниусом завод назывался Городищенским. На нем стали отливать пушки и ядра. В 1648 году голландец Акема и датчанин Марселиус построили другой завод на реке Скниге. Эти вышеуказанные заводы и положили начало Тульскому промышленному району России. Именно на этих заводах кузнецы Тульской слободки обучались у иностранных мастеров оружейному делу.

В 1700 году началось строительство первого казенного уральского завода на реке Неве и почти одновременно с ним начат другой на реке Каменке. Сюда были посланы правительством оружейный мастер, 49 рабочих и курляндский пушечный литейщик Днепре, который отлил первые 300 пушек. В 1703 году на Каменском казенном заводе отработавшая свой срок вторая домна была перестроена мастерами, выписанными из Англии. И так практически везде, где только строились новые металлургические заводы, правительство использовало иностранных специалистов. Это было характерно для всего периода дореволюционной России, но в период царствования Петра I привлечение иностранцев на русскую службу носило массовый характер.

Металлургическая промышленность России XV - XVIII веков была основана с иностранной помощью, причем строительство заводов носило указанный характер и было ориентировано на выпуск военной продукции. Все металлургические заводы XVIII века были построены в России с учетом европейских достижений. На российских и уральских заводах использовалась европейская технология производства чугуна и железа, отличительной особенностью которой было получение железа не прямо из железной руды, а путем получения первоначального чугуна из доменной печи с последующим переделом его в железо. До XVIII века Россия не знала отечественного способа получения чугуна, а первый уральский чугун был получен в 1701 году. Новые изобретения во всех областях промышленности шли с определенным опозданием из Европы в Россию, а не наоборот. Не является исключением и сама технология чугунного литья. Она также была заимствована Россией, так как доменное производство и чугунолитейный процесс первоначально были тесно взаимосвязаны.

В конце XVII − начале XVIII веков в Европе началось применение сырых песчаных форм в чугунолитейном процессе. Этот способ, державшийся в то время в секрете, был введен в употребление в Англии Абрамом Дерби. Формовка и отливка в сырые песчаные формы в опоках сама по себе не была новостью. Бирингуччио описал этот способ еще в 1540 году, но применение его для чугунного литья, в частности для горшечного, было, по крайней мере, для Англии, в то время новым. Промышленное производство чугунного литья в сырые песчаные формы в опоках было отлажено А. Дерби в 1704 году. Успех его способа был настолько велик, что Дерби решил расширить свою литейную. Он основал новый завод в Колбрукделе, который вскоре приобрел выдающееся значение для всей чугунолитейной промышленности Англии.

Своеобразную революцию в литейном деле произвело изобретение другого англичанина - Д. Вилкинсона. В 1780 году он изобрел рациональную шахтную печь. Первоначально она предназначалась для плавки руды и замены дорогих доменных печей. Для этой цели она оказалась непригодной, зато прекрасно зарекомендовала себя при переплавке чугуна для литья. С тех пор эти печи под названием вагранок стали быстро распространяться в Германии, Франции и других странах Европы.

Много содействовал этому и сам Вилкинсон. Он основал во Франции и Германии чугунолитейные заводы по английскому образцу. В Германии первый такой завод был построен в Верхней Силезии в 1789 году. Другим заводом Германии, построенным по английской технологии, был Глейвитский металлургический, основанный в 1794 году английским инженером Бильдоном, который до этого работал на заводе в Карроне. В Глейвитце Бильдон построил доменную печь, работавшую на минеральном топливе.

Глейвитский чугунолитейный завод стал изготовлять архитектурное литье (перила, фонарные столбы, оконные и каминные решетки) и мелкие художественные предметы: медали, розетки, распятия, табакерки, бра, вазы, подсвечники. В 1799 году для ярмарки в Лейпциге был выпущен первый каталог. В 1814 году был вылущен отдельный печатный прейскурант мелкого художественного литья.

В 1804 году был введен в строй аналогичный королевский чугунолитейный завод в Берлине, где были построены специальные мастерские для формовщиков и скульпторов. Из Глейвитца был выписан ряд специалистов, в том числе мастер-формовщик Вильгельм Август Стиларский. Из Вены был приглашен медальер и скульптор Леонард Пош. В 1812-1815 годах на литейном заводе в Берлине отливались пушки и боеприпасы. Но это был и период наивысшего расцвета художественного литья.

Пафос войны с Наполеоном способствовал созданию мемориальных памятников, монументов на полях сражений, площадях и церквях. На изготовление оружия и отливку памятников подчас шли средства, собранные у населения. Охваченные патриотическим чувством даже не очень состоятельные люди отдавали свою единственную драгоценность - золотые обручальные кольца, получая взамен чугунное с девизом: "Золото отдал (а) я за чугун" или "Выманено на благо Родины". Рекордным для завода был 1814 год, когда было отлито 41264 чугунных изделия. Некоторые образцы немецких ювелирных украшений из чугуна хранятся в настоящее время в собрании Эрмитажа С.-Петербурга.

До начала XIX века пустотелые фигуры, статуи отливались на металлургических заводах исключительно с помощью восковых моделей. Глиняный стержень обливался сверху в гипсовой форме слоем воска, внешняя поверхность которого соответствовала размерам поверхности статуи. Эту модель заформовывали в земле и затем выплавляли слой воска, на месте которого получалась пустота, заполняемая затем жидким металлом. В 1813 году на Берлинском королевском чугунолитейном заводе Вильгельм Август Стиларский отлил впервые пустотелую статую не по восковой модели, а обычным, практикующим в настоящее время способом со стержнем из формовочной массы, по гипсовой модели, формуемой в двух опоках. С тех пор этот способ начал широко применяться для отливки статуй на всех заводах Европы и Америки и вытеснил прежний способ восковых моделей.

Деятельность талантливых скульпторов и литейщиков Глейвитского и Берлинского заводов послужила залогом успешного развития чугунной пластики. Влияние берлинской школы классицизма и работа таких мастеров, как Иоганн. Щадив, Христиан Раях, Фридрих Тик, и других скульпторов, способствовала тому, что берлинское художественное литье из чугуна по своему художественному уровню во многом превосходило продукцию остальных литейных заводов Германии. В середине 30-х годов XIX века техника производства на Берлинском литейном заводе достигла высшего уровня. Тонкость берлинских отливок объясняется тем, что при создании литейных форм использовался мелкий формовочный песок бранденбургской марки, который специально привозили из Зеехаузена и Ратенова.

После закрытия Берлинского завода в 1873 году производство художественного литья в Германии продолжалось. Среди королевских и частных заводов выгодно отличался своей продукцией чугунолитейный завод в Лауххаммере. На нем в 1867 году был отлит чугунный павильон в мавританском стиле. Общий вес этого павильона составил 400 тонн, длина - 30 м, высота - 15 м. Павильон был предназначен для Египта. Автором его был Христиан Раях. В начале XX века производство художественных отливок было прекращено и только в 1925 году восстановлено вновь. В Лауххаммере до сих пор литье из чугуна имеет большое значение (тиражируется античная пластика - греческая, римская). Одновременно с немецким художественным литьем из чугуна в Европе хорошо были известны художественные изделия литейных заводов Бельгии, Англии, Франции, других государств.

Чугунное художественное литье в России стало выпускаться в XVIII веке, но это были отдельные, не очень большие партии, причем объемная скульптура первоначально отливалась с помощью литейщиков-иностранцев. Как правило, художественное литье предназначалось для украшения особняков, дворцов Москвы и С.-Петербурга.

После посещения царем Александром I в 1816 году Берлинского чугунолитейного завода и выставки Академии наук в Берлине на императорских заводах Солонца и Петрозаводска в Карелии был налажен выпуск художественного литья из чугуна по немецкой технологии (замена дорогого и утомительного способа формовки по восковым моделям на формовку со стержнем из формовочной массы по (гипсовой) бронзовой модели, формуемых в двух опоках. Позднее Александр I способствовал выпуску художественного литья на Екатеринбургском заводе. На заводах Н. Н. Демидова около 1820 года также был налажен выпуск архитектурного литья и садово-парковой скульптуры. С 1831 по 1834 год на Варшавском литейном заводе выпускались чугунные статуи русских скульпторов, предназначавшиеся для Петергофа.

Становление художественного литья из чугуна на Каслинском заводе, в отличие от императорских и казенных заводов, имело свою специфику, неразрывно связанную с общими условиями формирования Кыштымского горного округа в один из крупных металлургических центров Зауралья.

История Каслинского завода еще не подвергалась всестороннему и обстоятельному изучению. Некоторые сведения о заводе содержатся в описаниях уральских заводов, составленных П. И. Рачковым, П. С. Палласом, И. И. Лепехиным, И. Ф. Германом и другими, в статистических рекламных отчетах и проспектах, изданных в свое время заводовладельцами, - в брошюре А. Д. Одинцова "Кыштымские горные заводы", в заводском отчете "Кыштымские горные заводы" и других.

Отдельные упоминания о заводе, главным образом производственно-технического характера, содержатся в обобщенных трудах советских историков, посвященных истории уральской горнозаводской промышленности, - Д. А. Пашинцева, С. П. Сиговая, С. Г. Струмилина, Н. И. Павленко и других. В 1936 году А. Радон в книге "Каслинские мастера" кратко изложил процесс становления на заводе художественного литья из чугуна. В 1940 году была опубликована научно-популярная книга М. Е. Репина "Касли" (исторический очерк), в популярно-беллетристической форме излагавшая основные события в истории завода на протяжении двух столетий. В 1957 году вышла книга с одноименным названием "Касли" Б. В. Павловского, посвященная художественному литью. В пятидесятые годы был опубликован комплекс документов по истории завода в сборниках "Материалы по истории Башкирской АССР", "Рабочее движение в России в XIX веке".

Однако все эти работы содержат лишь отдельные фрагментарные данные о деятельности завода. Поэтому восстановление подлинной исторической картины развития Каслинского завода в XVIII - XIX веках остается в ряду задач, относящихся к первоочередным по времени и важнейшим по значимости.

Источниковой базой настоящей книги послужил широкий круг документов из архивов Москвы, С.-Петербурга, Челябинска, Екатеринбурга. Использованы рукописные материалы В. Г. Дружинина, одного из заводовладельцев, хранящиеся в его личном фонде, а также ряд рукописей, которые принадлежат сотрудникам и управляющим Кыштымского горного округа (Карпинскому, Петрову, Самойлову и др.). Некоторые источники, впервые введенные в научный оборот, публикуются в приложении к книге (родословная Харитоновых, прейскуранты 1876 г., 1887 г., 1894 г. и т. п.).

Исходным моментом в последующем изложении заводских событий (1745-1900) является то обстоятельство, что производственная практика Каслинского завода, как и всех уральских заводов, была связана с европейскими техническими достижениями. Своеобразие и исключительность содержатся в условиях самой жизни русского человека на уральской земле, в уникальном способе созданного им промышленного производства.