ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Глава II. ПРЕДЫСТОРИЯ

 

История города Касли начинается с закладки чугунолитейного завода на речке Кургулак, берущей начало в Большом Каслинском озере. Поселок при заводе, состоящий из нескольких слобод, до 1942 года назывался Каслинским заводом. Это был особый, достаточно замкнутый заводской мир со своими традициями, нравами и обычаями. Датой основания города считается 1747 год, но Каслинский завод возник не на пустом месте.

За много веков до строительства завода в этих краях также жили люди, но наши знания о том далеком времени весьма ограничены1. По данным археологов, в Зауралье в эпоху раннего железного века (с VIII века до н. э.) жили группы племен гамаюнской и иткульской культур. Были изучены Каменногорское городище на р. Синара и Палкинское около Екатеринбурга. На горе Думной (район города Полевского) найдены и изучены остатки металлургических печей Для выплавки бронзы, которые относятся к раннему железному веку. Рядом были обнаружены древние копи с глубокими шахтами2. Следы древней металлургии найдены также в районе Каслинско-Иртяшской системы озер. На берегах и островах озер (Иртяш, Большие Касли, Киреты, Большая и Малая Нанога) обнаружены поселения эпохи бронзы и раннего железного века.

Древнее городище на озере Иртяш, хорошо сохранившееся до середины XVIII века, описал П. И. Рынков: "Иреляш (Иртяш) длина - 30 в., ширина - 10 в., от которого вышла р. Теча. На степной стороне на берегу того озера в Мякотинской волости находится старинный вал, такой высокий, что в некоторых местах саженей до 4-х, а ров в глубину сажени полторы"3. Упоминание об этом древнем городище есть у академика П. С. Палласа в его книге "Путешествие по разным провинциям Российской империи"4.

Одним из первых, кто произвел археологические раскопки на этом древнем городище, был совладелец и председатель Главного Правления Кыштымского горного округа В. Г. Дружинин, историк, археограф, собиратель поморского литья, старообрядческих книг и рукописей. Значимость проделанной им работы на Каслинском Урале трудно переоценить. Места его археологических раскопок показывает сохранившаяся в архиве ЛОЙА (1891 г.) карта южной части озера Иртяш с пометками В. Г. Дружинина.

Изучение Пермской губернии в археологическом отношении В. Г. Дружинин начал в 1891 году по обращению Императорской Археологической Комиссии с Екатеринбургского и Красноуфим-ского уездов, так как в этих пределах находилась территория Кыштымского горного округа. Ему предписывалось: "...на основании личных наблюдений, расспросов и изданных уже документов составить возможно полный обзор главнейших групп находящихся там курганов и городищ", а также разрешалось производить небольшие раскопки. С этой целью был "выдан открытый лист на право производства археологических раскопок"5.

В 1891 году В. Г. Дружининым были сделаны пробные раскопки на двух городищах. Первое из них было расположено в южной части озера Иртяш на мысу с очень крутыми спусками (длина - 30, ширина - 12 сажен). Пробными траншеями, проведенными в разных направлениях, на площади городища было обнаружено, что культурный слой на нем залегает местами толщиной в рост человека. Близ середины площадки Дружининым найден остаток плавильного горна, выложенного слоем белой, обожженной глины. Подобные горны были обнаружены в значительном количестве также около западной стороны городища. При них попадалось много шлака с большим содержанием (до 50%) железа6.

Второе городище - Наногское, расположенное на холме, было, как отмечалось в отчете, "окружено валом и рвом... Сторона, обращенная к озеру, - скалистый обрыв. Культурный слой - незначительный, не более 15 аршин... На стороне, прилегающей к озеру, открыты остатки нескольких горнов, отчасти набитых известью в рост человека". У подошвы городища при распашке поля были найдены полый медный зайчик и бронзовое зеркальце. Как следует из архивных материалов, этого зайчика, в 1891 году Дружинин 16 принес в дар императорской Археологической комиссии. В заключение отчета сообщалось, что Иртяшское городище близко (по находкам и конструкции) к древним, так называемым костеносным городищам, исследованным в Казанской и Вятской губерниях, и что присутствие на городище металлических предметов заслуживает внимания7. Поэтому в последующие годы археологические раскопки на этих городищах были продолжены.

В отчете 1893 года отмечалось, что наиболее интересным результатом произведенных Дружининым на Иртяшском городище раскопок следует считать "наличие многочисленных доказательств более или менее близкого знакомства его обитателей с обработкой металлов: найдены не только шлаки, куски железной и медной руды, но в довольно значительном количестве формы для литья мелких поделок из меди". ...Формочки были вырезаны в мягком сланцевом камне. Найдены также четыре медных наконечника стрел, медная широкая бляха, обломок большого медного зеркала с острым выступом по краю и с узором неопределенного рисунка. Из железных предметов обнаружены наконечники стрел двух типов, ножи, лопаточки... Находки из кости: разных типов наконечники стрел, шилья, вязальные иглы. В значительном количестве встречены глиняные кружки с отверстиями посередине (грузила для рыболовных сетей), амулеты из зубов животных8.

Существенная часть археологических находок была зафотогра-фирована В. Г. Дружининым. Эти фотографии в настоящее время хранятся в фотоархиве Института истории материальной культуры Санкт-Петербурга (ЛОИА). А сами находки были переданы в Императорский Российский Исторический музей. В архиве сохранился перечень предметов, найденных В. Г. Дружининым и переданных в исторический музей: бронзовый и костяной наконечники стрел, бобровый клык, копьевидное кварцевое орудие, бусина, кабаний клык, медный литой зайчик, бронзовый келт9.

Среди прочих находок называются каменный пест, найденный на берегу р. Борзовки, и сланцевое долото, найденное в Ольховском руднике Кыштымского завода.

Благодаря П. И. Рычкову, П. С. Палласу и В. Г. Дружинину мы имеем сведения о древних "чудских" городищах на территории Каслинского Урала. Позднее, большинство из них было полностью уничтожено.

В "Полном географическом описании нашего Отечества", изданном в 1914 году под редакцией П. С. Семенова-Тян-Шанского, сообщалось: "...По дороге от Каслинского завода в Кыштым* находится весьма живописная местность, слывшая под названием Городок. Это возвышенный и открытый перешеек между озерами Большой и Малой Наногой, где существовал прежде курган, ныне разрушенный. Здесь, по всей вероятности, было древнее чудское городище. В четырех верстах от городка, на южном берегу озера Иртяш есть мыс, носящий название Новой деревни, где имеется подобный же курган, описанный академиком Палласом10.

В наше время изучение археологических памятников на озерах Иртяш, Большая и Малая Нанога было продолжено челябинскими археологами И. Э. Любчанским, А. Г. Гаврилюком, С. А. Григорьевым и другими. Согласно информации, которой располагают археологи к настоящему времени, исследованные ими поселения на острове озера Большая Нанога и на берегу озера Иртяш относятся к гамаюнской и иткульской культуре раннего железного века.

Имела ли эта культура какое-либо отношение к легендарной Биармии или это было какое-то иное самостоятельное государство или племенное образование - остается неясным. Древнескандинавские саги часто говорят о двух финских вольных и независимых странах: Кариаландии и Биармии. Если первое государство находилось на территории Прибалтики и Карелии, то Биармия включала территорию Прикамья и Среднего Урала. С этой древней и загадочной страной связь Зауралья вполне возможна, но точных, проверенных данных на этот счет пока нет. Как нет достоверных сведений о последовательной смене племен и народов в Зауралье в первые века н.э., где цепь проточных озер, расположенных вдоль восточного лесистого склона Уральских гор, была благодатным местом для обитания человека.

Но красивой местности и лесных богатств было недостаточно при выборе места поселения. Основной причиной, что во все времена привлекало людей к Уралу вообще и к Каслинскому в частности, было наличие залежей медной и железной руд и драгоценных металлов (золото, серебро, платин), которые здесь залегали неглубоко от поверхности земли. Геологи отмечали места, где железная руда находилась прямо под слоем дерна. Каслинский Урал - это и золотые россыпи по р. Маук с притоками, на редкость высокого качества, формовочные пески в равнинной части заводской дачи, месторождения корунда, борзовита и других полезных ископаемых. Эти места были привлекательны еще тем, что через Каслинско-Иртяшскую систему озер пролегал древнейший путь из Азии в Европу, по которому происходило передвижение многих племен и народов. Эта древняя дорога позволяла во все времена вывозить как готовый металл, так и изделия из него, на большие расстояния и в больших количествах. Путь этот в разные эпохи имел разное значение. Были исторические периоды, когда движение по нему было интенсивным, но были и периоды, когда оно замирало.

В пору освоения русскими Южного Урала древний путь был оживленным. Сохранился интересный архивный документ "Дело о спорных землях башкир на Сибирской стороне Урала 1695-1696 гг.". В нем приводится описание этого пути из Сибири в Россию: "...А от Караболки-речки, едучи по Казанской Уральской дороге до озера Порохового..., а от того озера, едучи по Казанской же дороге, к Каменю на правой стороне озеро Алак Большой, другое озеро Алак Малый... А от того озера едучи, на левой стороне дороги озеро Алабуга... А от того озера едучи, на правой стороне Казанской дороги близ Камени озеро Касли... а из того Касли-озера течет Исток мимо башкирской деревни и подле Урал-камень в Ир-тяш-озеро; а от Камени подле тот Исток на Казанской проезжей дороге живут башкирцы Талиш Иткулов со товарищи в 10-ти юртах..."11.

К сожалению, дальнейшего описания Уральской дороги в документе нет. Но из дела следует, что речка Исток находится на проезжей дороге, что само по себе является примечательным фактом. Название дороги говорит, что далее путь предстоит через Уральские горы до Казани. Исследовав рельеф местности, можно предположить, что дальнейший путь шел по речной долине Большого Маука через главный водораздел Каслинского Урала к речкам Кизил, Нязе, Уфе, а по ней к рекам Белой и Каме в Волгу.

В газете "Красное знамя" в 1989 году была напечатана на первый взгляд малозначительная заметка - "Маук". Ее автор - краевед Поздеев, объясняя значение слова "Маук", подтверждает предположение о прохождении Казанской дороги по речной долине Большого Маука. Он пишет: "Географические признаки позволяют отнести его к ряду волоковых рек на пути из Азии в Европу по схеме: Обь - Тобол - Исеть - Маук - Козье болото - Кизил - Уфа - Белая - Кама с выходом на Волгу и Печору. Рядом находится исток Чусовой. Водные пути вывели предков финно-угров из Зауралья до Балтики, а новгородцев - в Сибирь".Далее автор, ссылаясь на А. П. Афанасьева, хорошо знавшего топонимику Поволжья и Севера, отметил: "До начала русского этапа освоения европейского Севера и лесных районов Поволжья в значении "волок" широко был распространен финно-угорский термин, который сохранился ныне в гидронимах в форме "ах(т), ак, ох(т), ук(т). Данная гипотеза выдвинута на основе массового совпадения гидронимов указанного типа с историческими волоками. Поэтому гидроним Маук можно перевести как "волоковая река"12. Действительно, горная река Большой Маук и ее два притока (Средний и Малый) берут начало с водораздельного хребта Теплых гор, причем Большой Маук в своем верховье не имеет большого падения. Общее протяжение речки Большой Маук около 30 км. Большой Маук впадает в Пименов прудок (Нижне-Маукский пруд), из которого есть сток в озеро Киреты. Из этого озера можно было водным путем пройти в реку Исеть по Каслинскому истоку через Иртяш и реку Течу (Общая схема: ...р Маук - оз. Киреты - оз. Большие Касли - р. Исток (Кургулак) - оз. Иртяш - р. Теча - р. Исеть -...).

Таким образом, вывод В. Поздеева о возможности древнего волока по речке Большой Маук стыкуется с описанием Уральской Казанской дороги, которое дается в вышеназванном документе.

Доказательством того, что Каслинско-Иртяшская система озер была транзитным участком пути из Сибири в Европу, служит вся история существования Кыштымского горного округа. Владельцы заводов успешно осуществляли по этому пути транспортировку заводской продукции до Нижнего Новгорода, Казани, Твери и Санкт-Петербурга. Готовая продукция, штыковой чугун, первоначально свозилась гужом в зимнее время по тракту, который был проложен по долине р. Большой Маук через водораздельный хребет Теплых гор на Сорокинскую пристань на р. Уфе (с. Шемаха). С 1809 года, когда был прикуплен Нязя-Петровский завод, продукция стала накапливаться и на местной пристани. Перевозка сюда осуществлялась также по тракту вдоль р. Большой Маук через Уфалейский завод. Весной снаряжался караван, состоящий из 10-20 барок, который в весенний паводок по большой воде отправлялся с Нязя-Петровской и Сорокинской пристани. Водный путь проходил по рекам Уфе, Белой, Каме, Волге13.

Владельцы заводов лишь использовали уже давно известный водный путь. Аналогично обстояло дело и с поисками месторождений железной руды. Руду было несложно обнаружить по еще вполне отчетливым следам древних разработок и металлургии. Так называемые "чудские копи" были хорошими ориентирами в геологической разведке.

Результаты археологических исследований позволяют сделать вывод, что в эпоху бронзы и раннего железного века здесь довольно густо располагались селения, жители которых занимались, в основном, добычей руды и выплавкой металла. Кроме упоминавшихся укрепленных городищ на озерах Иртяш, Большая и Малая Налоги, они были обнаружены на островах других каслинских озер, в том числе на самом большом острове озера Киреты - Железном, или Железке. На этом острове, по словам очевидцев, были видны развалины древних металлургических печей, вокруг которых было множество шлаковых отходов. Печи** находились у подошвы скалистого обрыва, обнаружить их можно было только в засушливый период, когда вода отходит от острова. Предварительные расчеты археологов показывают, что только на одном городище, расположенном на Гусином острове озера Большая Нанога, счет выплавленного металла (меди) в год шел на тонны.

Археологами установлен также ареал его распространения. Бронзовые орудия труда, найденные при раскопках в степях Южного Урала и Северного Казахстана, изготовлены из уральского металла.

Дошедшие до нас от древних народов гидронимы и топонимы - названия озер, рек и гор края объясняются исследователями очень противоречиво. Нет единого мнения о значении слова Касли. По этому поводу выделяются две точки зрения. По первой Касли имеет финно-угорское происхождение (от мансийского хасли - мох14 (В. А. Никонов). По другой - тюркское (Р. Шакур, К. Мэргэн, А. К. Матвеев). Башкирский писатель Рашид Шакур пишет: "Слово "Касли" происходит от слова "Кяхте", что значит "дерновый". Об этом же говорит корень этого слова, который происходит от слова "кяс" (кял), которое переводится на русский язык - "дерн"15. В качестве доказательства своей - тюркской точки зрения Р. Шакур ссылается на А. К. Матвеева, который в свое время утверждал, что на территории современной Челябинской области манси, то есть финно-угры, никогда не жили и в местной топонимике слов мансийского происхождения не встречается. Однако следует отметить, что А. К. Матвеев хотя и считает Касли тюркского происхождения, но производит от слова "казлы - гусиное"16.

Есть и основания предполагать, что слово Касли имеет арийское, индоевропейское происхождение. В порядке рабочей гипотезы возможно предположение, что корень этого слова не "кас, кяс, или хае", а "касл" и искать его объяснение надо в современных европейских языках. В английском языке есть подобное слово, состоящее из одного корня "castle (ka: sl) - касл - крепость". Учитывая последние достижения уральской археологии, работы Е. Е. Кузьминой, В. Ф. Генинга, Г. Б. Здановича и других, доказывающих, что в Южноуралье долгое время обитали не только предки финно-угров, тюрков, но и предки индоевропейских народов, арии в том числе, можно предположить, что английское castle и Касли имеют общее происхождение и означают "замок, твердыня, убежище, укрепленный центр" древнеиндоевропейского корня. На первый взгляд, слишком далекая и по времени, и по расстоянию версия. Но вспомните о древних укрепленных городищах-крепостях на Иртяше, упомянутых выше. А они ведь были не единственными на каслинских озерах. Вообще же на территории района обнаружены остатки нескольких десятков (!) крепостей.

Южноуральская земля издревле была постоянным местом борьбы различных племен и народов. После падения в середине XVI века Казанского ханства открылись пути для продвижения русской колонизации в Зауралье и Сибирь, несколько позднее на Южный Урал - в Башкирию. Начало ей положила деятельность "Известной Оренбургской экспедиции 1734 года".

В 1734 году статский советник И. К. Кирилов составил и подал в сенат проект, озаглавленный очень длинно "О построении города при... реке Яик для подданных башкирцев и пришедших вновь в подданство киргиз-кайсацкого и каракалпакского народа; о Наряде работников для строения, о снабжении оного гарнизона артиллерийскими орудиями, припасами и об определении на сей предмет Уфимских прибыльных доходов сверх прежнего оклада"17. В этом документе автор изложил свой план колонизации Южного Урала и высказал радужные надежды на развитие обширной торговли со среднеазиатскими ханствами и Индией. Проект поддержал и дал ему ход тайный советник А. П. Бестужев-Рюмин. 1 мая 1734 г. он был одобрен императрицей. В итоге была учреждена особая экспедиция под командованием самого Кирилова, вошедшая в документы своего времени как "Известная Оренбургская экспедиция".

Главной идеей проекта Кирилова было строительство города-крепости в среднем течении реки Яик. В то время русские имели крепости лишь в европейской Башкирии - Уфа, Бирск, Мензелинск. Откуда и собирали ясак с башкирских племен. "В этом ясаке, - писал один из дореволюционных исследователей,- по преимуществу и выражалось долгое время подчинения этого племени России"18.

До 20-х годов XVIII века не наблюдалось сколь-нибудь заметного продвижения русских в Башкирию, но с начала строительства металлургических заводов на Среднем Урале общая картина резко изменилась. Несмотря на миссию 1721 года графа Головкина в Уфу, пытавшегося обещаниями и посулами договориться с "лучшими башкирцами" не препятствовать строительству Екатеринбургских заводов, в Зауралье началось башкирское восстание. Башкиры очень болезненно реагировали на строительство заводов даже на окраине вотчинных земель. С закладкой же крепости*** на Яике с ними начинается настоящая война. Военные действия продолжались с 1735 года до начала 40-х годов. В 1736-1737 годы на Южный Урал были введены регулярные части. Помимо пограничных, дополнительно был заложен ряд крепостей, протянувшихся с севера на юг от Большой Екатеринбургской линии на пути из Екатеринбурга до Верхне-Яицкой крепости (Кызылташская, Челябинская, Миасская, Чебаркульская, Еткульская). Механизм удержания степных районов был отработан московским государством еще в XV-XVII веках при укреплении южных границ Европейской России. Поэтому имеющийся опыт ведения войны в степных районах, а также горные заводы и поселения казаков и крестьян, прикрытые Исетской линией крепостей, позволили России не только построить укрепленные линии, но и удержать за собой Оренбург и Оренбургские степи19.

В результате военно-административной деятельности Оренбургской экспедиции 1734 года на Южном Урале, через 10 лет после ее организации, в 1744 году была образована новая административно-территориальная единица Российского государства - Оренбургская губерния.

До образования Оренбургской губернии южная граница Российского государства на Урале к 1734 году проходила от Омской крепости через Ишимскую, на Царево Городище (Курган) и Шадринский острог по реке Исеть через Далматов монастырь, Катайский и Колчеданский остроги, Каменский завод, Камышловскую и Арамильскую слободы, где также стояли воинские гарнизоны, как в острогах. Затем граница шла немного южнее Екатеринбургской крепости через Горный щит, где были построены земляные укрепления и стояли воинские гарнизоны, на Осу и Кунгур и в Приуралье соединялась с Закамской пограничной линией.

Эта так называемая Большая Екатеринбургская линия крепостей была специально построена для защиты заводов и заводских слобод на Среднем Урале от нападения башкирских отрядов. По настоятельной просьбе главного начальника Уральских заводов и главного строителя Екатеринбургской крепости и завода Вильгельма де Геннина Петром I был издан в 1724 году специальный Указ "О строении по границам Сибири крепостей для защищения... заводов"20. Правительство предписывало "...строить для защищения заводов, точно так же, как и заводских слобод, крепости, укреплять их палисадами и пушками и селить в них драгун"21. Вновь построенные укрепления южнее Екатеринбурга соединились с линией острогов по Исети.

После смерти Петра Великого императрицей Екатериной I этот указ был подтвержден и изданы новые. Так, в 1725 году были изданы два указа: "Об отпуске яицким казакам повсегодно пороха и свинца на наличное число людей из артиллерии" и "О содержании сибирских заводов приписными слободами и деньгами капитальными и прибыльными, об охранении оных от нападения башкирцев или от разбойников, тамошним гарнизонным полкам"22.

В 30 - 40-е годы южная граница на Урале была отодвинута далеко на юг. 15 марта 1744 года вышел в свет указ Сената об учреждении Оренбургской губернии23. Первым ее генерал-губернатором стал бывший посол в Турции и Киевский генерал-губернатор, контр-адмирал и тайный советник И. И. Неплюев. Составной частью губернии стала Исетская провинция. В нее вошел Каслинский Урал. Официально провинция была учреждена в разгар башкирского восстания в 1738 году по указу Анны Иоанновны, но фактически она была сослана в августе - декабре 1737 года. Первым ее воеводой было полковник И. Н. Татищев, брат В. Н. Татищева. По одним данным, первоначально провинциальная канцелярия находилась в Исетском остроге, но по материалам "Хрестоматии архивных документов", канцелярия располагалась в Теченской слободе Окуневского дистрикта (1737-1744 годы)24. С 1744 года новым административным центром стала Челябинская крепость. В составе провинции было три дистрикта: Исетский, Шадринский, Окуневский. В ее подчинение были переданы и все башкиры Зауралья, проживавшие на территории от реки Аи до верхнего течения Яика. Также в нее вошли, указывает П. И. Рычков, "...те крепости, которые по причине первого с 1735-1740 годов башкирского замешания строены и набранными в осторожность от башкирцев населены: Челябинская, Миасская, Еткульская, Чебаркульская"25.

Исетская провинция была упразднена в 1781 году при учреждении Пермского наместничества. Ее территория была поделена между Пермской и Оренбургской губерниями. Каслинские места вошли в Екатеринбургский уезд, который продолжительное время, за небольшим исключением находился в составе Пермской губернии, которая была образована в 1796 году. Почтовый адрес Каслей до 1917 года был: "Каслинский завод, Екатеринбургского уезда Пермской губернии".

Важным событием в деятельности администрации Оренбургской губернии стало строительство пограничной линии в 40-х годах XVIII века и создание Оренбургского казачьего войска, которое было призвано нести службу на новой государственной границе. Пограничная линия крепостей и форпостов проходила от устья реки Яик до ее верховья, в районе Карагайской крепости поворачивала на реку Уй и в районе Звериноголовской крепости соединялась с Сибирской пограничной линией, где пограничную службу несли уже сибирские казаки. Только после этих военно-административных мероприятий начинается строительство заводов на Южном Урале.

Российским государством были созданы условия для промышленного освоения Южного Урала. Но риск военной опасности в Зауральской Башкирии со стороны неспокойных башкирских племен оставался, поэтому первоначально было мало охотников селиться здесь при заводах в отдалении от Екатеринбургской укрепленной линии. Эта линия, несмотря на то, что далеко на юге была проложена новая граница, еще некоторое время имела военно-административное значение. И только после подавления Пугачевского восстания 1773-1775 годов, в ходе которого активно действовали и башкирские повстанческие отряды, ее военное значение отошло в прошлое.

 

* До 1945 г. дорога из Каслинского завода в Кыштымский проходила по южному берегу оз. Иртяш.

** Возможно, это были не печи, а кучи шлака!

*** Оренбургская крепость, имеющая важное военно-стратегическое значение, − "ворота из Европы в Азию".

1. Теогенезис. М. 1994. С. 56.

2. История Урала. Отв. ред. Горовой Ф.С. Пермь. 1963. Т. 1.С. 28.

3. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. М. 1949. С. 62.

4. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. СПб. С. 166−169.

5. Архив ЛОИА. Ф. 1. Д. 88. 1891. Л. 1, 3.

6. OAK. 1891. СПб. 1893. XIII − раскопы в Пермской губернии, С. 106−107.

7. OAK 1893. Спб. 1895. С. 22.

8. Там же. С. 22−23.

9. Архив ЛОИА. Ф. 1. Д. 88. 1891. Л. 19.

10. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Под. ред. Семенова-Тян-Шанского В.П. Спб. 1914. Т. V. Урал и Приуралье. С. 446.

11. Материалы по истории Башкирской АССР. М. 1956. Т. IV. Ч. II. С. 85.

12. Поздеев В. Маук. // Красное знамя (г. Касли). 1989. 25 мая. С. 2.

13. Голованов В.М. Последний караван. // Красное знамя (г. Касли). 11.07.69 г. С. 3.

14. Никонов   В.А.   Краткий   топонимический   словарь.   М. 1966. С. 182.

15. Шакур Р. Касли, что это значит? Красное знамя (г. Касли). 1990. 22 сентября. С. 3.

16. Матвеев А.К. Географические названия Урала. Изд. 2-е. Свердловск. 1987. С. 92.

17. ПСЗ-1. Т. 9. С. 311.

18. Перетяткович Т.И. Малороссияне в Оренбургском крае при начале его заселения. Одесса. 1888. С. 8.

19. Свистунов В.М. Проект статского советника Ивана Кириллова как первоначальный план колонизации Южного Урала (1734). // Иван Иванович Неплюев и Южно-Уральский край. Материалы научной конференции. Челябинск. 1993. С. 17−19.

20. ПСЗ. № 4518. 29 мая 1724 г.

21. Материалы по истории БАССР. М−Л. 1936. Ч. 1. С. 52.

22. ПСЗ. № 4686. 22 марта 1725; № 4736. 14 июля 1725.

23. ПСЗ. Т. ХIII. СПб. 1830. № 8901.

24. Хрестоматия архивных документов по истории Южного Урала (1682−1918). Челябинск. 1980. С. 18.

25. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. М. 1949. С. 345−346.