ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

Глава VII

Приложение 11

Р.И., Р.Р. и Н.Р. Бах

В сокровищницу каслинского мастерства сделали творческий вклад немало российских талантливых скульпторов. Семья Бах, пожалуй, больше других. Глава семьи — Роберт Иванович Бах многие годы работал по личным заказам совладельца Кыштымских заводов и, если можно так сказать, их художественного руководителя В. Г. Дружинина. Творил для каслинских литейщиков его сын Роберт Робертович. Старший сын Николай Робертович (заводские его величали Романовичем) был каслинцам ближе остальных, он работал непосредственно с ними на заводе и похоронен на местном кладбище. Рубленая, на русский толк, вроде как шутейная фамилия, на немецкий очень даже лирична. Скульпторы вроде как однофамильцы челябинскому поэту Борису Ручьеву. Бах по-немецки — ручей. Заметным творческим ручьем в сокровищницу каслинских мастеров стал вклад скульптурного семейства Бах.

Николай Романович (Робертович) Бах родился 27 января 1853 года в Санкт-Петербурге. Общее образование получил в немецком училище (по одним данным — Св. Анны, по другим — Св. Петра). Ваянию первоначально учился у своего отца скульптора Роберта Ивановича Баха. В 1870 году поступил в Академию художеств, которую закончил в 1879 году, получив при этом звание классного художника первой степени. Это звание было присуждено ему за программу "Весна" (аллегория из поэмы Шиллера).

Незадолго до своей смерти Николай Бах уехал из С.-Петербурга на Урал в Каслинский завод для того, чтобы "наблюдать за рисовальной школой и художественными отливками". Перед отъездом в Касли Н. Р. Бах закончил крупное произведение статую "Пифия на треножнике". По отзывам знавших его, Бах был вообще талантливым человеком, творившим в нескольких видах искусства: он написал немало акварелей на мотивы из поэзии М.Ю. Лермонтова, И.С. Тургенева и других писателей, Недурно играл на рояле. Однако к своей профессии скульптора относился небрежно, отдавался ей не всецело, а порывами, и потому создал, по мнению знатоков, всего лишь одно значительное произведение — статую "Пифия", которая была представлена на выставке в 1885 году и получила хорошие отзывы. Скульптура долгое время находилась в мастерской Роберта Баха (брата), а затем была передана в музей Академии художеств. Из других скульптурных работ биографы Н.Р. Баха отмечают "Давида с головой Прометея", "Голову Прометея", "Психею". Эти работы неоднократно экспонировались на академических выставках, а затем продолжительное время — в экспозиции Русского музея в С.-Петербурге. Бесспорно даровитый художник, но скульптурное наследие его невелико.

Точная дата приезда Н.Р. Баха в Каслинский завод неизвестна. По одним источникам, он прибыл сюда за год до смерти, по другим весной 1884 г. В архиве литературы и искусства (Москва) хранится фотография Николая Баха, которая была сделана в Нижнем Тагиле. По всей видимости, Бах вместе с женой весной 1884 года пароходом доехал до Перми, а затем через Нижний Тагил, Екатеринбург на перекладных добрался до Каслей.

Жил и работал Николай Бах в Каслинском заводе непродолжительное время. Находясь в Каслях, он получил извещение от Академии художеств, что ему присвоено звание академика за статую "Пифия". 18 января 1885 года Н. Баха не стало. Похоронен он на каслинском кладбище. Могила не сохранилась, только могильный памятный знак. В некрологе, опубликованном в журнале "Всемирная иллюстрация" (1885 г., № 1839) говорится: "Николай Робертович Бах похищен смертью, на первом году брачной жизни и самостоятельной деятельности, польза которой уже проявилась с первого шага его на заводе в роли руководителя над выполнением литейно-скульптурных работ. В минувшем мае молодой художник только женился, избрав подругу жизни по сочувствию и окончив прекрасную статую "Пифия на треножнике".

За то короткое время, что Н.Р. Бах прожил в Каслях, он физически не смог бы создать и половины того, что в дальнейшем приписали ему искусствоведы. Получив академическое образование, Н.Р. Бах до конца своей короткой жизни остался в скульптуре академистом. У него просто не было времени, чтобы на уральской почве, как пишут некоторые исследователи, стать маститым скульптором-анималистом. Анималистами были его отец и брат. Что же касается акварельных рисунков, сделанных Николаем Робертовичем в Каслинском заводе, то они всецело посвящены Каслинскому Уралу и дают достаточно полное представление о даровитости их автора и вызывают горькое сожаление, что он так мало успел у нас сделать.

Акварельные рисунки (копии) академика Н. Р. Баха. 1884 г. из серии «Завод «Касли» и его окрестности. (Всемирная иллюстрация. С.-Петербург 1886 г. № 930, 931. Российская библиотека им. Салтыкова-Щедрина г. С.-Петербург).

 

Гравюры с акварелей были опубликованы во "Всемирной иллюстрации" в ноябре 1886 года вместе с очерком Н. Баха: "Завод "Касли и его окрестности". Очевидно, рукопись и акварельные рисунки были задуманы как единое целое, но в журнале они были разобщены. Очерк был помещен в раздел "География", а копии с акварелей — вперемешку с совершенно посторонним текстом. Судьба подлинных акварелей пока неизвестна.

В. Свистунов

 

ЗАВОД КАСЛИ И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ

На юго-восточном склоне Уральского хребта, в 130 верстах от Екатеринбурга, находится железоделательный завод Касли, который с пятью такими же окрестными заводами и несколькими золотыми приисками образуют фабричный округ, занимающий площадь в 800000 десятин с лишком и принадлежащий наследникам купца Расторгуева. Завод Касли повсеместно славится художественною отливкою своих чугунных изделий, которые по тонкости, точности отделки и гибкости чугуна стоят весьма высоко и в этом отношении нимало не уступают изделиям из бронзы. Необходимый для отливки чугун получается из заводского доменного горна, имеющего пять сажен высоты. Своеобразное и эффектное зрелище представляет горн в то время, когда из него выливается в особо устроенные формы добытый из руды чугун. На заводе, кроме отливки художественных вещей, происходит также отливка различной утвари — горшков, котлов и прочего, равно как и отливка различных вещей, необходимых в домашнем быту башкир и киргизов. Гибкость чугуна чрезвычайно велика: круглые котлы, имеющие 1,1—2 аршина в поперечнике, в которых можно сварить целиком барана, весьма легко принимают овальную форму. Изделия завода идут на ярмарки в Нижний Новгород, Лаишев и сбываются частью через город Троицк в юго-восточную Азию. Перевозка заводских изделий в Троицк производится киргизами: до 200 небольших двухколесных арб целым обозом располагаются на обширной, лежащей перед заводом площади; лошади, во время взвешивания и нагрузки товара, длящихся несколько дней, угоняются на пастбище. Киргизские арбы отличаются самым первобытным устройством отсутствием шин и смазанными осями, посему можно представить себе, какой концерт раздается в ту минуту, когда обоз с упакованным товаром трогается с места: гремят чугунные горшки, ржут лошади и стонут на все манеры оси – одним словом, слышится целая симфония "в пользу бедных ушей". В башкирах, киргизах и татарах здесь вообще недостатка нет, так как башкирские земли граничат с заводскими. Эти инородцы — народ далеко не симпатичный, который по большей части занимается конокрадством, ворует лес и пр. Угнав лошадей, конокрад требует за них выкуп, который ему обыкновенно и уплачивается, так как владельцу уворованной лошади хорошо известно, что в противном случае она будет зарезана. Спокойнее других, говоря относительно, ведут себя оседлые башкиры, так как до них легче добраться правосудию, но инородцы-кочевники, среди которых всегда найдется какой-либо отчаянный головорез-атаман, весьма опасны. Еще в недавнее время между татарами-кочевниками славился некто Ерыжко, под предводительством которого в заводских лесах производились значительные покражи. Этот Ринальдо-Ринальдини своего рода года два тому назад во время одного из сделанных им нападений был убит, ему вскоре нашелся преемник, и частые стычки между разбойниками-инородцами и заводскими лесничими здесь дело самое обыкновенное. Сама местность Касли лежит на горной равнине, почти со всех сторон окруженная озерами; западная сторона обращена к Уральскому хребту, а восточная – к степи. В местности Касли до 15000 жителей; из этого числа третью часть составляют заводские рабочие. Торговое сословие весьма многочисленно, и между купцами немало людей богатых, так как торговля идет весьма бойко. Наибольшим оживлением здесь отличается конец июня, а именно праздник Петра и Павла, когда в Каслях происходит годичная ярмарка, на которую со всех окрестных местечек пешком, верхом и в повозках стекается народ; весьма значительна торговля лошадьми, так как к концу июня начинается сенокос. Летом здесь большая нужда в лошадях, так как почти все жители в Каслях занимаются обрабатыванием отведенных им земельных участков. Заводские рабочие вместе с тем земледельцы, и вследствие этого в течение 3-х летних месяцев приблизительно завод бездействует и обыкновенно ремонтируется. Приближение страды обнаруживается уже за несколько дней вперед. Издалека доносятся неопределенный, смешанный гул, ржание, резкие свистки и хлопанье бичей. Оказавшиеся в начале лета излишними лошади со своих пастбищ на Урале сгоняются для предстоящих работ по уборке хлеба. По улицам заводского городка проносятся табуны лошадей в 4—5 тыс. голов, охраняемые лишь несколькими конными пастухами с бичами в руках, сопровождаемые криком и гамом уличных мальчишек; табуны останавливаются на базарной площади, и владельцы лошадей, отличив тавро, разбирают по принадлежности свой рабочий скот. В Каслях встречается немало ссыльных и преступников, бежавших с места поселения из острога или каторги, которые безо всякого стеснения просят милостыню на улице и даже заходят во двор дома; этих молодцов никто здесь не задерживает, им дают деньги, хлеб и даже носильное платье; иногда это делается из сострадания, иногда же из опасения, что в случае отказа из мести беглецы кого-нибудь ограбят или пустят красного петуха. Летом они прячутся в лесах, питаясь ягодами, грибами и случайно добытой дичью. Осенью, с наступлением холодов, они поневоле бродят около населенных местностей. В лесу бывшим жильцам "Мертвого дома" живется свободно: они нередко нападают на баб, собирающих грибы и ягоды. В лесу эти люди весьма опасны; в населенных же местностях они ничем не отличаются от обыкновенных нищих, сами себя выдают за беглецов и им никто не отказывает в подачке.

Окрестности завода Касли местами чрезвычайно живописны, в особенности по ту сторону каслинского бассейна, у склонов Уральского хребта. Любимым местом прогулок для жителей служат так называемые Вишневые горы, которые в особенности посещаются перед сбором вишен, в августе. Вишневые горы представляют собою цепь довольно высоких холмов (часть юго-восточного отрога Уральского хребта); они густо усажены низкорослыми вишневыми кустарниками, дающими в августе хорошие вишни красного цвета; развитию этих кустарников препятствует местный суровый климат. Вишни не отличаются сладостью, но весьма ароматичны. Наибольшей высоты Вишневые горы достигают в так называемой Ереминой горе. Незадолго до сбора вишен управление завода высылает на Вишневые горы людей для того, чтобы охранять ягоды. Вишни здесь ценятся очень дорого и уберечь их от хищения довольно трудно, так как бабы пускаются на все хитрости, чтобы завладеть ягодами за неимением других местных плодов. Выше было уже упомянуто о том, что окрестности завода Касли весьма богаты озерами. Озеро Ирсяш лежит к югу от завода, имеет в длину с лишком 15 верст и местами весьма живописно; при закате солнца в тихую погоду оно переливается всеми цветами и вид его обворожителен. По берегам озера, заросшим камышом в рост человека, водится масса уток, охота на которых всегда бывает очень удачна; лодки для плавания по озеру не имеют киля; они вырублены из целого ствола, надводная часть их весьма первобытно сколочена из досок и проконопачена. Само собою разумеется, что катание в подобной лодке в бурную погоду весьма опасно, и в них ездят по преимуществу лишь при отсутствии ветра. Лодки эти очень легки и незаменимы в местах мелководных, заросших камышом, особенно для охоты.

По большей части такой лодкой управляет лишь один гребец, снабжен-ный лопатообразным коротким весом. Местные жители как гребцы весьма искусны и благодаря этому с большим успехом охотятся в камышах на уток: легкая лодка быстро скользит по различным направлениям, и дичь не вспугивается излишним всплеском весел. Весьма распространена здесь также рыбная ловля ночью с острогою; для этой ловли, преимущественно происходящей осенью, избираются безлунные ночи, так как в ином случае рыбы находится настороже. Незадолго до заката солнца лодки, каждая с двумя гребцами и снабженная топливом, пускаются в путь; переезд иногда бывает очень продолжительный и трудный, так как лодки приходится перетаскивать через длинную дамбу для того, чтобы попасть в ближайшее озеро; когда лодка достигла места своего назначения, то на носу ее, на особо устроенной жаровне (по местному выражению — "коза"), утвержденной на палке, выдающейся над водою, разводится огонь. Медленно и бесшумно подвигается вперед лодка с разведенным на жаровне костром и неподвижно около него стоящим рыболовом с семиконечною острогою. В задней части лодки сидит гребец, снабженный вышеупомянутым коротким веслом. Успех рыбной ловли зависит одновременно от того, насколько будет избегать всякого шума гарпунщик и насколько искусен в своем деле гребец, насколько он будет умел в нахождении богатых рыбою мест, в остановке или повороте лодки в известный момент для тото, чтобы его товарищ мог нанести верный удар. Рыбная ловля с острогою обыкновенно производится на мелководных местах, близ берега, заросшего камышом. Костер, разведенный на жаровне, весьма ярок и на далекое расстояние освещает воду, и даже непривыкшему глазу нетрудно разглядеть дно озера, где мирным сном покоятся рыбы; иногда это зрелище поистине волшебное, так как под водою виднеются целые горы, долины и леса из растений всевозможных форм и цветов. Вдруг среди зелени водяных растений ловец видит серебристую черту — лодка тотчас останавливается, острога медленно и бесшумно погружается в воду, следует мгновенный сильный удар, и добытую рыбу бросают в лодку. Рыбная ловля с острогою здесь при благоприятных условиях весьма прибыльна. Искусный ловец обыкновенно возвращается с добычей в количестве от 3-х до 4-х пудов. Поздней ночью утомленные работой и продрогшие рыболовы пускаются в обратный путь; опять приходится проплыть от восьми до десяти верст, что при усталости и температуре, не превышающей 5 градусов, для рыболовов не слишком-то приятно. Картина рыбной ловли с острогою среди безмолвия ночи при свете костра, огонь которого вместе со звездами отражается в лоне воды, производит неизгладимое впечатление на всякого, кто видел ее хоть раз в жизни. Местом подобной ловли преимущественно служит озеро Кисегач, отделенное от большого Каслинского озера дамбою. Одной из живописнейших местностей этого озера является сосновый мыс, называемый так, вероятно, потому, что прежде он был покрыт сосновым лесом, от которого теперь осталось лишь приятное воспоминание; тем не менее эта каменистая береговая полоса еще и в настоящее время служит любимым местом прогулки для местных жителей, так как с мыса открывается великолепный вид, в особенности при закате солнца.

Н. Бах.