ГлавнаяСправкаДостопримечательностиИсторияХуд. ЛитьеАльманахТуризмРыбалкаЛегендыПоэзия и прозаФотогалереяОбъявления

  Рейтинг@Mail.ru

 GISMETEO: Погода по г.Касли

 Рейтинг@Mail.ru

 

 

З.В. Кошкина

Зоя Васильевна Кошкина родилась 18 января 1924 г. в  г. Серов Свердловской обл. Окончила Пермский медицинский институт, санитарный факультет в 1947 г. Общий стаж работы до выхода на пенсию – 52 года, в том числе медицинский  – 47 лет, врачебный – 47 лет. На пенсии с 1980 г., не работает с 1994 г.

Сын Владимир Николаевич Кошкин, 1952 г. р., учитель истории Челябинской школы № 107. Внук  Александр Владимирович Лежнев, 1978 г. р., сотрудник учреждения ЯВ 48/21 (колония) в г. Касли. Внучка Марина Владимировна Кошкина, 1968 г. р., учащаяся 8 класса Челябинской школы № 107. Правнук Ярослав Александрович Лежнев, родился 11 сентября 1999 г. в г. Касли. Брат Александр Васильевич Кошкин, 1919 г. р., военный летчик, генерал в отставке, проживает в г. Москве. Сестра Лидия Васильевна Шутова, 1927 г. р., преподаватель политехникума в г. Сочи, пенсионер.

Дед Миша (Кошкин по линии отца) 25 лет прослужил в дореволюционной Армии. Женился только после демобилизации. Жену его звали Наталья Михайловна. У них было 12 детей, 9 из них умерли в детском возрасте. Чаще дети погибали от дифтерии и натуральной оспы. Дед был плотником-столяром.

Отец Василий Михайлович Кошкин, родился в 1897 г.  в Кировской обл. Уже имея семью, выехал на Урал в 20-е гг. Здесь развертывалось большое строительство промышленных предприятий. Для этого вербовали рабочих с условием перевода  всей семьи на Урал. До сих пор «Кировских» немало в Каслях, Вишневогорске, Серове. Отец с семьей попал при переводе в г. Серов Свердловской обл.  

Через какое-то время коммуниста Кошкина  направили работать директором совхоза. Администрация и тепличное хозяйство его располагались в черте г. Серов, а остальные земли – в пригороде. Это был один из самых крупных совхозов области.

В 1943 г. отца забрали в Армию. Последнее письмо от него получили по пути в Ленинград. Он об этом прямо не писал, нельзя было, а написал: «…еду на встречу с дядей Колей». Дядя Коля жил в Ленинграде. Как раз в это время началась блокада Ленинграда. Получили извещение, что отец пропал без вести. Искали хоть какие-нибудь сведения о гибели отца долго и настойчиво. Ничего выяснить не удалось, не смотря на то, что подключался к этому брат-генерал, работавший в Министерстве обороны России.

Мать умерла в 1929 г. от скоротечной чахотки. Хоть и было дочери Зое в это время всего 5 лет, но хорошо помнит, как умирала мама, как ей было тяжело. Отец  директор совхоза прилагал максимум усилий, чтобы вылечить жену, но не смогли ей помочь ни  пермские, ни свердловские врачи. Это побудило желание стать врачом, чтобы помогать людям, бороться с тяжелыми заболеваниями.

Отец остался один с 3-мя детьми: младшей дочери 14 мес., второй дочери 5 лет и сыну 9 лет. Отец был золотым человеком. Постоянно интересовался накормлены дети или нет. Покупал все необходимое для них сам: платья, носки и т.д. Он всегда был в курсе в чем нуждаются дети. Один раз была серьезно им наказана, что сказала «О, черт». От роду бойкая, подвижная непоседа однажды принесла по дисциплине «кол». Отец только посмотрел через очки, но ничего не спросил и не сказал. Это было своего рода наказание. Дневник смотрел ежедневно и сразу расписывался.

В старших классах учеба была платной. После окончания 7 классов отец спросил, что будешь делать дальше? Ответила, что хотела бы пойти учиться в строительный техникум в Свердловске. Отцу эта идея не понравилась. Зачем ехать в Свердловск в техникум, когда в Серове два средних специальных учебных заведений: медицинское училище и педагогический техникум. Ответила, что если в медицинский, то только в институт. Так и решили. Пошла учиться в 8 класс.

Окончила школу в 1942 г. Решила поступать в Пермский медицинский институт, а не в Свердловский, как советовал отец. Во-первых, Пермский несравненно старше Свердловского. Значит, уму-разуму там набраться можно больше и лучше. А во-вторых, Пермь гораздо дальше от Серова, чем Свердловск. Вероятность того, что сбежитшь домой – меньше. Отец не сразу, но согласился с такими доводами. 

Школы делились на начальные, неполные средние и средние. Школа №3 в Серове была начальной. Учеба шла гладко, без всяких эксцессов. Запомнились до сих пор пионерские лагеря, яркие громкоголосые костры. Часто работали на колхозном поле – пропалывали сорняки. С 4 по 9 класс участвовала в кружке художественной самодеятельности при Дворце Культуры. Особенно привлекал Ансамбль песни и пляски. Ансамбль неоднократно занимал первые места по городу. А в 1940 г. заняли первое место по Свердловской обл. В 1941 г. должны были ехать на конкурс в Москву. Поездка не состоялась…

В г. Серове был сильный состав учителей. Они проводили безвозмездно по своей инициативе дополнительные вечерние занятия. На них было интересно ходить. В 10 классе училось только 10 девочек и 10 мальчиков. После его окончания 9 девочек поступили в высшие учебные заведения. Всех десятерых юношей сразу после выпускного вечера забрали в Армию. С войны вернулся только один Юрий Костоусов. Поддерживала связь с учителями школы Георгием Алексеевичем и Ниной Родионовной Ивановыми – до их последних дней. Они оба были заслуженными учителями РСФСР.

Смерть матери от тяжелого заболевания и доброжелательное отношение к выбору будущей профессии – вот основные стимулы, которые определили выбор профессии врача. Казалось, что поступить  в заветный медицинский институт будет трудно. Решила копию документов послать почтой в Ленинградский химико-технологический институт (был эвакуирован в Свердловск). Получила извещение, что зачислена в студенты по документам. Подумала: а почему не поступить в медицинский? Взяла подлинники всех документов и поехала в Пермь вместе с подругой Раисой Фирсовой. Приехали за 2 дня до вступительных экзаменов. Физику сдана на «пять», химию на «пять»,  сочинение за содержание – «пять», за грамматику «тройка». На экзамене по физике преподаватели говорили, что из г. Серова идут хорошо подготовленные школьники. По химии уже во время учебы сдавали экзамены за других.

Годы учебы в институте (1942-1947 гг.) были тяжелыми. Жила на свою стипендию. Отец погиб. Брат на фронте. Набор продуктов питания был крайне небольшим: хлеб 500 г. в день, селедка, растительное масло, сахар. Обедали в студенческой столовой за деньги. Обед был дешевым и однообразным. Почти ежедневно в меню были горох и гречка.

С 3 курса работала   в детском саду на должности врача. Платили как фельдшеру. Врачей не было. Все были на фронте. В течение 3 лет была донором. Кровь забирали ежемесячно от 200,0 до 400,0 г. за один раз. Практически все студенты всех высших учебных заведений были донорами. После очередной сдачи крови почувствовала себя плохо и отказалась быть донором.

В военные годы студенты отдыхали от занятий и от общественных работ только в августе месяце. Июнь – экзамены. Июль – работа на торфяниках. Сентябрь и часть октября, – осенние работы в совхозах Пермской обл. Чаще были в Верхне-Мулинском совхозе.

  В любое время дня и ночи  студентов привлекали к разгрузке пароходов с ранеными бойцами Советской Армии. Особенно много было раненых в дни Сталинградской битвы. Раненого на носилках выносят к трапу парохода, а студенты несут его на пристань. Если помещений пристани не хватало, то носилки с ранеными ставили на улице. Потом их на санитарном транспорте разводили по госпиталям. За одно прибытие парохода приходилось выносить до 15-20 раненых. Один из раненых попросил студенток нести его вчетвером. Он был весь загипсован и перебинтован. Даже вчетвером нести такого больного было трудно. Было много и ходячих раненых. Они, обычно, не требовали посторонней помощи. После разгрузки раненых дежурили в госпиталях. По 3-й курс дежурили как санитарки, а с 4-го – медсестрами.

Ленинградский оперный театр им. Кирова был эвакуирован в Пермь. Продавали дневную пайку хлеба, покупали билеты и ходили в театр. В балете видели Аллу Шелест, Дудинскую, Балабину. В Пермь из Алма-Аты приезжала Уланова. Она танцевала в «Лебедином озере», в «Жизель» и «Щелкунчике». Из опер наиболее запомнились «Пиковая дама», «Травиата», «Князь Игорь». В театре были не реже одного раза в неделю в течение всего учебного года.

За все время учебы в институте имела только одну тройку в зачетке. По нормальной анатомии. Сокурсники советовали идти и пересдать зачет, но не пошла. Всем ходившим пересдавать на этой кафедре приходилось это делать до десятка раз и не всегда успешно.

Распределение на работу было по городам Челябинской обл. Получила назначение в Троицк, прибыть, куда должна была 1 августа. Сестра Лида, к несчастью, летом подвихнула ногу, врачи советовали делать длительный и интенсивный массаж сустава. На это ушел весь август. Явилась в Челябинский Облздравотдел  только 31 августа. Предлагали  Магнитогорск, Копейск, Пласт. Не соглашалась. То дым мартенов, то цементная пыль. Зашедший в отдел кадров Василий Петрович Ревягин, главный эпидемиолог области, предложил поехать в Касли, в «Уральскую Швейцарию». Там лес, озера, рыба, никакой пыли. Так с его легкой руки и проработала всю жизнь в «Швейцарии».

Вот перечень должностей, которые занимала. Старший государственный  санитарный инспектор СЭС. Главный санитарный врач районной СЭС. Заведующая городским отделом здравоохранения. Главный врач городской больницы. Главный врач района. Заместитель председателя Горисполкома. С 1980 г. – врач инфекционист Каслинской  ЦРБ,  с 1994 г. – на пенсии.

За много лет работы организатором здравоохранения всегда выделяла в своей работе узловые вопросы. Материальная база. Работа с кадрами. Обеспечение оборудованием и медикаментами. Развитие специализированных служб. Финансирование. Инфекционная заболеваемость. Заболеваемость рабочих и служащих. Контакт со смежными службами. Комиссия по делам несовершеннолетних и ЧПК (Чрезвычайная противоэпидемическая комиссия).

В момент приезда в Касли (1947 г.) вся санитарная служба состояла из одного врача и одного фельдшера. Т. н. материальная база санитарной службы состояла из одной комнаты в туберкулезном отделении. В комнате с трудом умещались 1 письменный стол и 2 стула. Никаких других помещений не было. Работавшая здесь до этого врач была очень рада приезду коллеги, сходу передала ей печать учреждения, попрощалась и сразу уехала из Каслей. Из врачей опять осталась одна.

Решила начать с расширения производственных помещений. Под здание СЭС купили отдельный 5-стенный частный дом из 5 комнат. Дом стоял по ул. Ломоносова. Хозяевами дома были Трутневы. В дом въехали вдвоем с фельдшером. Других штатов еще не было.

Постепенно приобретали оборудование для бактериологической, пищевой, коммунальной и промышленной лабораторий. С приобретением оборудования для лабораторий, делали заявку в Облздравотдел на врачей. Отказов не было. Вскоре всеми открытыми лабораториями заведовали врачи. У каждого заведующего лабораторией был помощник – фельдшер, а у эпидемиолога – 2 фельдшера.

В 1951 г. в Каслинской СЭС работало уже 6 врачей, 8 фельдшеров и 2 лаборанта ( бактериолог, маляриолог). В каждой из 3-х участковых больниц работали по санитарному фельдшеру и дезинфектору.

На заботливую, напористую, внимательную к людям молодого Главного врача СЭС обратили внимание, как в Облздравотделе, так и в местном горисполкоме и в 1951 г. назначили ее заведующей Каслинским горздравотделом (ГЗО).

Система управления здравоохранением в стране и в районе менялась несколько раз. Когда-то границы ныне существующего района  делились на 2 части: одна, городская, с центром в г. Касли, вторая, сельская с центром в с. Багаряк. Было 2 самостоятельных района: Каслинский и Багарякский. Потом район  «привязывали» к г. Кыштыму. Следующий этап реорганизации – городская больница  и подчиненные ей все другие больницы района, включая бывший Багарякский район. Последний вариант (последний ли?) – Центральная районная больница - держится уже 34 года.

При всех реорганизациях была руководителем медицинской службы района. Последние 10 лет перед уходом на пенсию – заместитель председателя Каслинского горисполкома по специальным вопросам.

За 37 лет работы на этих должностях  являлась непосредственным «движителем» улучшения материальной базы учреждений  здравоохранения  района.  Значительно улучшена была материальная база взрослой и детской поликлиник, зубной поликлиники, детского, туберкулезного отделений. Вновь открыто пульмонологическое отделение.  Спроектированы, построены и пущены в эксплуатацию терапевтическое и детское отделения (в одном корпусе), родильное отделение, МСЧ Машиностроительного завода, Вишневогорская больница, молочная кухня.

А к своей знаменательной дате, дню выхода на пенсию, получила Зоя Васильевна «подарок» – новое, только что построенное по типовому проекту 2-этажное здание инфекционного отделения Центральной районной больницы. Торжественно открывала его и … ушла туда работать еще на 14 лет врачом-инфекционистом. Этой работы (по совместительству) не покидала все годы своей деятельности.

Технический прогресс всегда понуждает принимать какие-то новые оригинальные решения. В свое время в каждой больнице района: Вишневогорской, Багарякской, Тюбукской, Воздвиженской были родильные койки. Родильные койки (вернее, место, где можно было принять роды у женщины) были на многих из 27 ФАП и ФП. С появлением достаточного количества санитарного транспорта в участковых больницах (за исключением Воздвиженской) открыли филиалы Каслинской скорой медицинской помощи. Постепенно все родильные койки, за исключением ЦРБ, были закрыты.

Сейчас в ЦРБ вместо 1-2  выездных бригад скорой медицинской помощи работает 5 (в т.ч. 3 филиала).

Пришел я к Зое Васильевне в гости второй раз. Приятно у нее в квартире, уютно. Только что ремонт провела. Любовались новыми обоями, нежные такие и необычные. Рисунок из редких, небольших ласкающих взор зеленых березовых веточек. И чай, крепкий, ароматный.

Только собрался идти – звонок. Явился месячный правнук с внуком и снохой. Познакомились. Правнук – Ярослав (родился месяц назад), внук – Саша и его жена – Елена.

При первом моем посещении правнука еще не было. А сегодня 12 октября  1999 г. – уже правнук! Был с собой фотоаппарат. Сфотографировал правнука в окружении прабабушки и родителей. Счастливых тебе радостей в жизни, Ярослав!

В эпоху устойчивого развития экономики, стабильных бюджетных ассигнований, бесплатной медицины в студенты шли люди одухотворенные, готовые за жизнь больного отдать свою жизнь. Сейчас, в эпоху разгула «золотого тельца», истинные врачи (не перекупщики дипломов) духом нисколько не ниже. Интересы больного им дороги, как когда-то. К ним и обращается Зоя Васильевна.

Кто-то говорит, что душа в человеке – это выдумки. Не правда. Есть душа в человеке. Только не в каждом. И когда-то где-то они (души) собираются и обсуждают поведение владельцев душ в этом миру. Если человек работает с душой, сопереживает все страдания больного, то получает удовлетворение от жизни. Он понимает, что жизнь прожита не зря.  Послушайте! Вслушайтесь только! Это говорит человек 75 лет от роду, Зоя Васильевна Кошкина!

Так расти Ярослав. Вырастешь, – сопереживай, и с душой! Учись. Будь достойным благородной души человека  - своей прабабушки Зои Васильевны  Кошкиной! (391).

Г.М. Коровин

 

Примечание: Все обозначенные в тексте источники информации можно узнать у автора Cepeliuz@yandex.ru